Он тренировался у Гасперини и Сарри, играл с Зиданом, Конте и футболистом без руки. Крутые истории про итальянский футбол

История узбеского футболиста, выступавшего за «Ювентус», от Дмитрия Туманова.
Tele-sport.ru публикует вторую часть беседы (первая - здесь) с Ильясом Зейтулаевым — первым футболистом из Узбекистана в итальянской Серии А. Сейчас он живет в итальянском городке Васта — работает тренером в футбольной школе при ФК «Вастезе Кальчо-1902». Ильяс вспоминает «Ювентус», его звезд, тренера Гасперини, который сейчас работает с Алексеем Миранчуком в «Аталанте», «ходячую энциклопедию» — Маурицио Сарри...
НЕДВЕД ВЪЕХАЛ — ЧУТЬ С ПОЛЯ НЕ УЛЕТЕЛ!
— Насколько неожиданным было приглашение в Европу? Получается, вы выделялись в в российской команде «Академика», за которую выступали в юности?
— Там вообще-то почти все куда-то ездили на просмотры. Периодически кто-то пропадал, возвращался. Наш капитан Толик Герк (очень сильный центральный нападающий) уехал первым — в «Андерлехт». Все: «Вау! Толян — в Бельгии!» А я сначала полетел в «Бордо». Был там месяца два. Тренировался с дублем. Ребята там были все здоровые, половина — темнокожие, мне казалось, что даже я уступал им физически. Но сказали, что понравился, я вернулся в Москву и начал ждать приглашение — эту историю я уже вам рассказал. Не знаю, что уж там произошло — но полетели в «Фейенорд» с Витьком Будянским (там кстати тогда играл Игорь Корнеев). А в результате мы и Серега Коваленко оказались на просмотре в «Ювентусе». Тренер в дубле был Гасперини. Переодевались под трибуной, где и первая команда. У них раздевалки — в глубине, а у нас в начале коридора. Когда на поле шла первая команда, мы с фотоаппаратом: «Можно с вами сфотографироваться?»
— Вы в одном интервью сказали, что партнеры смотрели на вас, «как на идиотов»...
— Нет, я так не говорил. Ну, может, смотрели немножко как... на дикарей. Но мы ведь были на просмотре и не знали, останемся или нет... Больше такого шанса не будет. Эти люди у меня в Ташкенте висели на плакатах — Зидан, Индзаги, Трезеге... А сейчас я с ними тренируюсь! Как не сфотографироваться?!
— Дубль тренировался на другом поле? 
— Да. Первая команда — на «Стадио Комунале» (там сейчас играет «Торино»). А мы — на поле рядом, через дорогу. И если кто-то нужен был главной команде — оттуда кто-то прибегал. Гасперини часто меня отправлял — на стадион.
— Какие впечатления? Тренировались ведь с такими Игроками! 
— Фантастика! В двусторонках я не знал: то ли мне следить за игрой, то ли смотреть на Зидана — как он все элегантно делает. Конечно, вначале был мандраж, но все эти великие оказались классными мужиками. Дель Пьеро, Зидан, Трезеге, Буффон, Монтеро... Никто не пихал, наоборот, по плечу похлопают: «Молодец!» 
— Такой культуры часто не хватает российским звездам... Или я не прав?
— В Узбекистане у нас было, к примеру, такое: если «старика» проверишь между ног — промеж глаз получишь. Были такие моменты. С другой стороны, это тебя закаляло. В Италии же было немножко по-другому. Хотя, помню, играли товарищескую игру с первой командой «Ювентуса». Мяч за боковую уходил, я расслабился, и вдруг в меня Недвед въезжает корпусом — я чуть с поля не вылетел. Он так резко: «Да ладно, вставай!» Но после игры подошел: «Ребята, вы даже тренировочные матчи должны играть, как против „Реала“!» Я подумал: если Недвед, который «Золотой мяч» получил (в 2003-м — прим. tele-sport.ru), так тренируется, как же я тогда должен тренироваться! 
ДЕЛЬ ПЬЕРО: ЧТО НИ УДАР — ТО ГОЛ!
— В «Ювентусе» что ни имя — то звезда. Тем не менее Зидан выделялся на тренировках и в двусторонках?
— Зидана в том же 2001-м купил «Реал» за баснословные деньги, но мы успели им полюбоваться. Конечно, выделялся. Во-первых, здоровый мужик. Но главное — стиль. Такой... вальяжный, как будто какую-то мелодию играет — у меня такое ощущение было. Когда принимал мяч, на него прыгали по два-три игрока, а он с элегантностью выходил из ситуаций. А какие пасы отдавал! Но никогда я не видел, чтобы он как-то остро среагировал, если получал по ноге. Они все были спокойные в этом плане. Только Давидс был резковат.
— Дель Пьеро действительно Будянского учил бить штрафные?
— Да. Они с Витьком били штрафные. Он вообще пацанам - не только нам - советовал, как обыгрывать, как ногу ставить при ударе и так далее... 
— Оставался после тренировок и тренировал штрафные?
— Да. У нас заканчивалась тренировка в дубле, и я шел не в душ, а бежал смотреть, как тренируется первая команда. Часто после тренировок Трезеге тренировал удар: ему кто-то подавал справа или слева — и бил, бил. Давидс обводил плашки, а тренер по физподготовке стоял с секундомером. Пока не добивался какого-то идеального времени — не уходили. Недвед после тренировок пресс качал. А Алекс (так звали Дель Пьеро) бил штрафные через стенку. Вывозили такие фанерные, на колесиках. В воротах стоял резервный вратарь. 
— В спокойной обстановке, наверное, половину забивал?
— Все влетало! А когда наш вратарь с дубля вставал — что ни удар, то гол! Трезеге — тоже. Это меня поражало. Такие технари, вроде, куда еще лучше! Но все равно отрабатывали какие-то нюансы. Алекс еще оставался с тренером по физподготовке — тот учил его... как правильно бежать! Как правильно стопу ставить. 
— Я разговаривал как-то с одним тренером по физподготовке — мастером спорта по легкой атлетике. Тот сказал: «В нашей команде все бегают неправильно...»
— Конечно, бег с мячом — своя специфика. Но если тебе нужно бежать метров сорок без мяча — тут уже нужен бег, как в легкой атлетике. Посмотрите, какая техника бега у Роналдо — он тоже работает с тренером по легкой атлетике. 
ГАСПЕРИНИ В ИТАЛИИ НАЗЫВАЛИ «ЕРЕТИКОМ»
— Чем удивил Гасперини? 
— Он опередил свое время, в Италии тогда почти все оборонялись строго по зоне, схема 4-4-2. А Гасперини привнес что-то из голландского футбола — ему нравился «Аякс». Мы в дубле уже тогда играли 4-3-3, потом 3-4-3 или 3-4-1-2. Против его команд сопернику очень тяжело играть — трудно раскусить рисунок игры. Такой... организованный беспорядок. Гасперини говорил, что он как бы автор футбольного спектакля, а мы — актеры. Допускалась, конечно, импровизация. Все отрабатывали на тренировках. Они были очень интересные — постоянно моделировались игровые ситуации. 
— То есть это был не совсем итальянский футбол в традиционном понимании? 
— Гасперини в Италии даже называли «еретиком». В обороне мы, например, играли персонально — каждый с каждым. Конечно, только в определенных зонах. Я не должен был бегать за «своим» по всему полю. Вот сейчас посмотрите, как играет «Аталанта». Так же играли его «Дженоа» и «Кротоне». В атаке много фантазии, в обороне — персональная игра, но все знают, как передавать друг другу игроков. 
— Вы побывали в «Бордо» и «Фейенорде», инфраструктура в «Юве» — был уровень повыше? 
— Что удивило — нет! По инфраструктуре, не по организации (в «Ювентусе» было все продумано до мелочей), а именно по инфраструктуре и «Бордо», и «Фейенорд» были впереди. Во Франции и Голландии все было... новенькое, современное. Но через несколько лет и в «Ювентусе» стало все по последнему слову науки — когда они построили новый спортивный центр в Виново. 
— Вы однажды заменили Дель Пьеро в Кубке Италии...
— Это была первая игра в Генуе против «Сампдории». Мы, кажется, вели 2:0. Липпи в конце матча вдруг подзывает. Полный стадион, атмосфера, дым... Я это все представлял в детских мечтах... Сыграл совсем мало. Но через неделю в ответном матче Липпи меня выпустил во втором тайме на полчаса — вместо Давидса.
На самом деле со звездами очень просто играть, они прекрасно открываются... Но там был один любопытный эпизод. Я играл справа в полузащите, Дзеноне — подо мной в защите, Конте — в центре... И вот в каком-то моменте я начал прессинговать как-то... не по-итальянски. Там ведь все очень строго, а я — молодой, увлекся, выбежал из своей зоны. И вот у наших ворот должны подавать угловой, вдруг Липпи меня зовет: «Иди сюда! Ничего — без тебя обойдутся!» Я подбежал, он мне говорит: «Ильяс, в атаке — молодец, но в обороне надо быть более дисциплинированным. Просто мысленно проведи линию от точки 11-метрового, твоя — правая половина поля, на левой не появляйся!». И похлопал по плечу. 
А ЗНАЕШЬ, ЧТО У ТЕБЯ СВЯЗКИ ПОРВАНЫ?
— В каком-то интервью вы говорите, что совершили стратегическую ошибку: ездили на просмотры в «Локомотив», «Спартак», киевское «Динамо»...
— Да, ошибки молодости. Мы принадлежали «Ювентусу» — поездки эти были чистой воды самодеятельность. Поэтому, наверное, нас и отправили с Будянским в «Реджину» (Коваленко, кажется, тогда уже был в «Стандарте» Льеж). Тренер — Мадзарри, команда была хорошо физически подготовлена, на сборах летом только у Гасперини было тяжелее. Играл в «Реджине» японец Накамура (очень много всегда было японских журналистов), капитан — Моцарт (тот самый, кто перешел в «Спартак»), был сильный нападающий Эмилиано Бонаццоли, Марко Боррьелло из «Милана» пришел... 
— Это с ним вы с ним чуть ли не подрались на тренировке?
— Был такой момент. В квадрате кое-что не поделили — произошла стычка, и Модзарри нас обоих отправил в раздевалку. Но сразу помирились, и даже, когда ездили на игры, в одном номере жили. 
— В «Реджине» вы получили травму...
— В товарищеском матче соперник упал мне на голеностоп. Почувствовал, что-то произошло — не мог наступать на ногу. Был конец сезона. Следующий матч — в воскресенье с «Ромой». Накамура уехал в Японию — в сборную, я должен был играть вместо него. Доктор вколол мне обезболивающее и крепко перебинтовал голеностоп. Игру отменили, но я все эти дни ходил с перебинтованной ногой. А когда во вторник пришел на тренировку, сняли бинт — нога была синяя, опухшая, а голеностоп просто болтался. Но доктор сказал: «Ильяс, нога восстановится!» И я как-то два матча сыграл. 
— Наверное, не стоило? Боялись место потерять в команде?
— Конечно! Я очень хотел играть, но и доктору доверял. Отыграл как-то последний матч с «Интером», и нас отпустили по домам. Думал, в Ташкенте ногу залечу! Три недели не тренировался — дал ноге отдохнуть, побежал — все равно болит. Приехал на сборы — не могу ходить, как будто на нож наступаю. Сказал доктору, а тот пошутил: «У тебя звездняк!» «Нет, док, на самом деле очень болит...» И только тогда меня отправили в Болонью — к одному очень хорошему хирургу. Он спросил: «Сколько это у тебя уже?» «Месяцев пять...» «И ты все это время тренируешься с такой ногой?» «Да». «А знаешь, что у тебя связки порваны? С такой ногой и ходить нельзя, а ты бегал!»
Этот врач сделал мне операцию, полгода я восстанавливался, и после вернуть место в составе было очень тяжело. Но опять оказался у своего тренера — Гасперини, он пригласил меня в «Кротоне», в Серию В. Они как раз поднялись из Серии С. Я уже знал методы Гасперини, набрал форму и, когда закончился чемпионат, он сказал: «Ильяс, меня приглашает один именитый клуб, хочу тебя с собой взять». Это был «Дженоа». Мы туда перешли с Иваном Юричем. 
ЕСЛИ БЕЗРУКИЙ НЕ СДАВАЛСЯ, КАК Я БУДУ ЖАЛОВАТЬСЯ НА КАКОЙ-ТО ГОЛЕНОСТОП! 
— И в «Дженоа» вы получаете очередную травму...
— Да, такая печальная история. На первой же тренировке — на синтетике — почувствовал в паху сильную боль. Но врачам ничего не сказал, через две недели была игра с «Фиорентиной», я как-то дотянул, но за день до матча боль резко усилилась, и я должен был сознаться Гасперини. Тот рассердился: «Ильяс, почему раньше не сказал! Это же обыкновенный матч на Кубок!» Оказалось, у меня надрыв мышц в паху — два месяца пропустил. И из-за этого никак потом не мог набрать оптимальную форму. И перешел в «Виченцу». 
— Две травмы — судьбоносные, получается...
— А третья серьезная, которую получил в «Виртус Ланчано» — она меня просто добила. Играли против «Вероны», соперник выбивал мяч, я поставил ногу — и он сломал мне большой палец. Потом срослось, но изменилась структура стопы — начались боли в пятке: там все взаимосвязано. Но несколько сезонов еще поиграл с такой ногой. 
— В «Виченца» с вами тренировался безрукий футболист — Хулио Гонсалес... 
— Парагваец. Он был звездой, в свой последний сезон в «Виченце» забил голов двадцать, им интересовались гранды, даже «Рома». И вот произошла трагедия. 24 декабря он на своем джипе вез товарища по команде в аэропорт в Венецию. Был густой туман, они попали под грузовик. Хулио выжил, но ампутировали левую руку выше локтя. А вторую как-то пришили — была такая слабенькая, сухая. Но он до последнего надеялся, что сможет играть. Клуб не отказался от него, но играть ему нельзя было — что-то было связано со страховкой. Тренер не разрешал ему даже тренироваться с нами — чего-то боялся. Но Хулио был душа команды, такой прикольный! Говорил: «Ничего не знаю! Я хочу играть!» И выходил с нами на тренировки и даже один раз одному защитнику разбил голову — столкнулись в воздухе. Мы смеялись: это ты без рук ему голову разбил, а если бы у тебя еще и руки были! Эта история меня многому научила. Человек не потерял свою жизнерадостность, позитив. Выезжал с нами на все игры, подбадривал. И если Хулио, у которого не было рук, боролся, не сдавался — как я буду жаловаться на какой-то голеностоп! 
СМОТРЮ НА ТРИБУНЫ И ДУМАЮ: ЕСЛИ ВЫЛЕТИМ В С2, НАС ЗДЕСЬ ПРОСТО ПОХОРОНЯТ...
— Из «Виченцы» вы перешли в «Верону»...
— Это Серия С — понижение в классе, но «Верона» — имя! Поэтому согласился. Они только что вылетели из Серии В, цель поставили — вернуться, пригласили игроков, которые поиграли даже в Серии А. Из Серии С взяли нападающего, который годом раньше забил кучу голов. Тренер — Коломбо, который в свое время тренировал «Парму» в серии А. Потом пришел Маурицио Сарри. Но с самого начала все пошло наперекосяк. Футбол ведь — это не только техника и тактика, но и атмосфера в команде, взаимоотношения с болельщиками, с городом... Команды выходили на «Верону» как на последний матч. А у нас ничего не получалось. И оказались в самом низу таблицы. В город было страшно выходить. Однажды пришли на стадион, а там нам ждут болельщики — принесли, поставили 11 крестов. Вызвали нас на разговор — человек шесть полицейских стояли на всякий случай... Мы часами сидели иногда в раздевалке и говорили: «Как же так! Что делать!» Тяжелый год, но в «Вероне» я забил самый важный гол в карьере.
— Расскажите...
— Ушел Коломбо, пришел Маурицио Сарри, его сменил тренер дубля Пеллегрини (когда-то был звездой в «Вероне») — он как-то разрядил атмосферу, и мы начали потихоньку выигрывать, но все-таки попали в плэй-аут — на команду «Про Патриа». Дома выиграли 1:0, а на выезде через неделю уже они ведут 1:0 — и этот счет их устраивал по каким-то дополнительным показателям. А на стадион приехало столько наших болельщиков — такое впечатление, что играем дома. Я бегаю, смотрю на трибуны и думаю: если вылетим в С2, нас здесь просто похоронят! Разорвут! И на последней минуте получаю пас, вхожу справа в штрафную, бью с острого угла и — 1:1! 
— После этого гола вы стали «героем нации» — то бишь, «Вероны»?
— Прошло лет пять, я приехал туда и зашел в знакомый бар, все меня узнали: «Зейту!» (так меня называли). И поставили запись этого момента — как комментатор орет: «Г-оооол!»
— Почему у Сарри ничего не получилось в «Вероне»? 
— Он — настоящая футбольная энциклопедия! Такие теоретические вещи говорил, которые я никогда не слышал. Очень сильный тренер. Хотя сам не поиграл — бывший банкир. Ходил всегда с сигаретой. Такой угрюмый. А познакомились так. Мы проиграли очередной матч, Коломбо убрали, во вторник — тренировка, в раздевалку заходит новый тренер — Сарри. И говорит в тишине: «Ребята, вот что я вам скажу. У кого бутсы разноцветные — зеленые, красные — при мне не сыграет ни одной секунды! Мне нужны только те, кто будет бороться — работяги...» Атмосфера и без того была депрессивная, а он еще добавил... Для него негативный этот опыт в «Вероне» был полезным, через несколько лет — в «Эмполи», в «Наполи» он уже стал другим: более веселым, открытым. Понял, что футболисты — это не какие-то роботы, запрограммировал и — вперед! И при чем тут бутсы! У многих были спонсоры — они вынуждены были играть в определенных бутсах. 
В НАПАДЕНИИ ИГРАЛ МУЖ... ПРЕЗИДЕНТА 
— После «Вероны» вы очутились в «Пескаре»...
— Тренер был Гальдеризи — скудетто в свое время выиграл с «Вероной». Собрал приличную команду. Хорошо начали. Но тиффози просто ненавидели руководство — хотели, чтобы они передали клуб одному местному человеку. Палки в колеса ставили. Даже иногда приезжаем на тренировку, а поле закрыто по какому-то предлогу. В такой атмосфере было нелегко. Сменили президента (стал тот, кого требовали болельщики — Де Чеко), и игра пошла. Но попали, как и «Верона», в плэй-аут. Выиграли 4:2 и я забил два гола (и еще два аргентинец Лукас Симоне). 
— В «Виртус Ланчано», несмотря на сломанный палец, вы отыграли аж четыре года! 
— Любопытный клуб. Президентом клуба был местный предприниматель по переработке вторсырья. Он потом отдал клуб своим детям клуб: брату и сестре. Тоже предприимчивые молодые люди. Они меня и пригласили. Выстроили структуру, и на третий год мы вышли в серию В. Для этого маленького городка Серия В — выше крыши! Сейчас, когда сменились хозяева, играют в 5-м или 6-м дивизионе...
— Действительно, муж этой сестры-президента был игрок команды?
— Да! Прикольный пацан. И хороший футболист — как и я, крайний нападающий, когда-то играл в «Падуе». Его все время подкалывали: играешь, мол, благодаря жене. Но он с юмором на это реагировал. Итальянцы в этом смысле — красавцы! 
ВСЕ ОТВЕТЫ НАШЕЛ В БИБЛИИ
— Трудно было стать тренером? 
— Когда уже заканчивал, вдруг понял, что хочу стать тренером — как отец. Отучился сначала на УЕФА-В — получил лицензию и, будучи еще сам игроком, начал тренировать две юношеские команды. А еще через три года во Флоренции получил уже профессиональную лицензию — УЕФА-А. И начал работать в городке, где живу — в футбольной школе клуба «Вастезе Кальчо-1902» — это Серия D. Чемпионат считается базой для профессионального футбола, 80% итальянских профи поиграли в этом четвертом дивизионе. 
— Кто хозяин клуба?
— Местные предприниматели — Франко Болани и Пафетто. В прошлом году их тренировал Марко Амелия — вратарь сборной Италии, в 2006 ставший чемпионом мира.
— Есть фото — вы на базе отца. Он что — свою футбольную школу открыл?
— Это поселок Халкабат — минут двадцать езды от Ташкента. В советские времена там базировалась команда 2-й лиги. Мы купили этот футбольный центр — двухэтажное здание, и рядом поля. Сейчас отец следит за всем этим хозяйством. Иногда там проходят какие-то детские турниры... А когда покупал, была идея школу создать... Никогда не думал, что останусь в Италии, что жена будет итальянка. Но так сложилось... Мне даже по-русски становится тяжелее говорить, чем по-итальянски (Смеется). 
— Прочитал, вы христианство приняли?
— Да. Я играл в футбол, менял машины, была какая-то слава, но... искал Бога. Задавал себе обычные вопросы: в чем смысл нашей жизни? Что будет после смерти? Интересовался йогой, другими философиями, но ответы нашел только в Библии. Понял, что Иисус умер и воскрес именно за мои грехи, чтобы привести меня к Богу.
— Но, наверное, не так много было каких-то грехов?
— Что было — то было. Теперь жизнь полностью изменилась. Столько всякого было сказано на мой счет. Бог расставит все на свои места.
Дмитрий Туманов, tele-sport.ru

Ещё Италия

Ещё Футбол

Не пропустите

Новости