Возможность камбэка СКА — иллюзия. ЦСКА буднично ее разбил и вышел в финал Кубка Гагарина

Сергей Подгорнов
СКА — ЦСКА Alexander Kulebyakin / Global Look Press / www.globallookpress.com
Парни Никитина сыграли по системе.
Брагин не решил проблемы
Перед шестой игрой была иллюзия, что СКА сможет повторить историю шестилетней давности и отыграться с 0−3 в серии против ЦСКА. Однако она не имела под собой серьезных оснований. Те, кто помнили, как разворачивались три первых матча, знали, что команда Валерия Брагина обречена.
Победы питерцев не были логичными. Они случились благодаря эпизодическим недоработкам соперника и собственному отчаянию, которое переросло в кураж. Такое бывает у спортсменов, когда им нечего терять. В этих матчах команду вытащил один человек — Василий Подколзин. Но 19-летний парень, пусть даже такой талантливый, не способен решить исход серии.
В выигранных матчах СКА не решил своих проблем. Брагин не придумал, как закрыть звено Максима Шалунова. Эта тройка ЦСКА продолжала набирать очки и регулярно создавать моменты. Организационно команда Игоря Никитина во всех аспектах превосходила питерцев: слаженнее прессинговала, допускала меньше позиционных ошибок и в целом контролировала соперника.
У СКА был один козырь — эмоции. Армейцы Москвы — более спокойная команда, которая опирается на систему. Брагину же только и оставалось, что поднимать парней из окопов биться за родину, за Ленинград.
СКА принял правила игры соперника
Тем удивительнее, что шестой матч его команда начала крайне осторожно. СКА зачем-то принял правила игры ЦСКА и после неудавшегося стартового натиска начал откатываться и ждать ошибки соперника. Проблема в том, что при такой игре питерцы с трудом могли создавать моменты. Их долгие раскаты в начале атак позволяли команде Никитина расставляться в средней зоне и перекрывать все варианты для развития. В ответ москвичи внимательно наблюдали за соперником и точечно активировали прессинг.
Это особенная фишка армейцев Москвы. Они не тратят силы на перманентный форчек, а используют его только в определенных игровых ситуациях. Например, если видят, что крайний нападающий будет выходить в атаку через центр зоны, или он принимает шайбу спиной в поле. Триггеров для активации прессинг ловушек достаточно много. Причем в давление способно играть любое звено. Даже тройка Шалунова, которая призвана делать результат, идет в силовую в чужой зоне и забила уже кучу голов в результате этого.
Собственно, первый гол в шестом матче как раз и стал результатом давления. ЦСКА забросил шайбу за ворота, кипер СКА Магнус Хелльберг пошел помогать защитникам и попытался вывести ее через борт, который уже перекрывал Брендан Лайпсик, ну дальше все просто: проезд по дуге и передача на накатывающего Шалунова. У Никитина доставка на пятак и в слот отработана до автоматизма — там всегда есть игрок, а то и несколько.
И вот тут бы СКА завестись — устроить несколько горячих стычек, разменяться с кем-то из лидеров соперника. Команда Брагина аморфно проглотила этот гол и под конец второго периода получила еще один. Максим Соркин включил ноги, срезал угол и бросил в ближний — шайба через несколько отскоков от блина и спины Хелльберга оказалась за линией.
Взять ЦСКА эмоциями и фартом невозможно
2:0 в матчах против ЦСКА — это приговор, без вариантов. Потому что при столь комфортном преимуществе команда Никитина отказывается от давления, переходит на 1−3−1 или 2−3, расставляясь на синей. Сопернику только и остается что забрасывать и лететь бороться за ворота. Из такого мало что можно выжать, особенно в концовке интенсивной игры, когда ноги у всех подсели.
СКА пытался спастись — Брагин даже снял вратаря за три с половиной минуты до сирены. Но у питерцев ничего не получилось создать, кроме набросов от синей, которые спокойно отбивал Ларс Юханссон. При этом полевые ЦСКА за один только третий период заблокировали 15 бросков! Никто в лиге не работает в створе своих ворот лучше, чем команда Никитина. Позиционная дисциплина у москвичей — просто монументальная.
ЦСКА правильно воспринял два поражения. Игроки не занервничали, а выкрутили концентрацию на максимум и сыграли по системе от стартового вбрасывания до финальной сирены. У Никитина — максимально кубковая команда, которая знает, как добываются победы в плей-офф, и всегда верит в то, что делает. Взять ее эмоциями и везением невозможно.
0
0
0

Ещё КХЛ

Ещё Хоккей

Не пропустите

Новости