Сергей Галицкий, которого почти никто не знает. Часть вторая

Константин Столбовский
Сергей Галицкий ФК Краснодар
Что думают о владельце «Краснодара» тренеры, которые с ним работали. И что он думает о них.
Сегодня «Краснодар» играет в Загребе. Ответный матч 1/16 финала Лиги Европы против «Динамо» — шанс продвинуться в «восьмушку», до которой клуб добирался уже дважды, в 2017 и 2019 годах. Впрочем, после домашнего поражения 2:3 сделать это будет очень непросто.
В первой части сериала «Галицкий» мы рассказали, каким был путь владельца «Краснодара» к успеху в бизнесе и почему не прорвался в элиту «Авангард» (Лазаревское), его первый футбольный проект. Вторая глава — чисто футбольная. Конкретно — тренерская.

«Тренер слишком много о себе думает, чтобы за неудачи его увольнять»

Главных тренеров в 13-летней истории «Краснодара» было совсем немного, и несложно заметить динамику: чем дальше, тем больше у них, профессионалов футбольного дела, времени на реализацию своих (или Галицкого?) идей.
  • Владимир Волчек, Россия. 22 февраля 2008 — 13 августа 2008
  • Нурбий Хакунов, Россия. 13 августа 2008 — 25 ноября 2009
  • Сергей Ташуев, Россия. 25 ноября 2009 — 7 ноября 2010
  • Славолюб Муслин, Сербия. 29 декабря 2010 — 9 августа 2013
  • Олег Кононов, Белоруссия/Россия. 11 августа 2013 — 13 сентября 2016
  • Игорь Шалимов, Россия. 13 сентября 2016 — 2 апреля 2018
  • Мурад Мусаев, Россия. 3 апреля 2018 — по настоящее время
Возможно, на формирование взглядов Галицкого оказал влияние географически близкий пример: «Кубань», с которой «Краснодару» пришлось в свое время жестко биться за зрителя и статус, — чемпион мира и его окрестностей по смене тренеров. В 2018-м «Кубань» переродилась в «Урожай», но даже на этом ничтожном отрезке успела шесть раз поменять главных. А с 1991-го по 2018-й таких смен случилось, страшно сказать, 45.
Было время, когда футбольная Россия Галицким безраздельно восхищалась: он послан самим небом для того, чтобы изменить наш футбол. Ну как же, ведь его цель — 11 собственных воспитанников в основе и примерно столько же на скамейке в победном для «Краснодара» финале Лиги чемпионов!
В последние годы Галицкого все чаще, скажем так, поругивают: сошел с колеи, не держит заявленный курс, заточил команду под варягов, причем возрастных вроде Берга.
В последние месяцы, ввиду неудач в чемпионате России, многие усомнились в эффективности его модели в принципе.
В последние недели, после четырех поражений в пяти матчах при 13 пропущенных, говорят о том, что «Краснодар» неуклонно катится к образу «мягкой игрушки».
В последние дни, ссылаясь на неудачи в Лиге Европы и Кубке России, настаивают на смене тренера Мурада Мусаева, плоть от плоти своего, краснодарского.
Футбольная философия Галицкого гибче и глубже, чем кажется на первый взгляд. Неизменно одно: его «Краснодар» должен играть в футбол, который нравится зрителю. Результат, так уж получается, вторичен. Соответственно, тренер с «автобусным» мышлением в клубе не появится никогда, на любом уровне краснодарской пирамиды это совершенно исключено. Но:

— Если тренер меня не будет слушать, я его уволю. Если будет делать все, что я скажу, — уволю еще раньше. Я ему говорю о чем-то, но он свободный человек, должен сам принимать решения. Тренер слишком много о себе думает, чтобы за неудачи его увольнять. Тренер зависит от комплекса многих параметров. Тренер — составляющая часть команды, которая работает на то, чтобы клуб давал результат. Самая важная, но все равно составляющая.

Внимание, вопрос на засыпку: где граница, за которой начинается и заканчивается тренерская индивидуальность «по Галицкому»?

Сергей Ташуев: «К Галицкому с какой-нибудь туфтой даже не суйся — себе дороже выйдет»

Ташуев работал с «Краснодаром», рвущимся из первой лиги в высшую. Занял в сезоне-2010 пятое место, вытащил команду в 1/8 финала Кубка России, но по окончании сезона контракт был расторгнут.
— Трудно работать с таким президентом, как Галицкий?
— Трудно, но невероятно интересно. Видите ли, президенты, менеджеры, генеральные директоры — люди, задающие программы развития клубов вдолгую, — зачастую не понимают, чего хотят от своих команд и, соответственно, от тренеров. Отсюда и проблема тренерской самореализации. Но это не про Галицкого.
— У вас в «Краснодаре» возникли проблемы с самореализацией?
— Это был первый для меня опыт работы с реальным, а не назначенным «сверху» хозяином клуба. Наверное, я тогда чего-то важного не понимал. Рабочее кредо Сергея Николаевича — вникать в каждую мелочь жизни клуба и команды, мониторить все нюансы без исключения. Это я уже потом понял, позже, что за мной наблюдали в режиме нон-стоп. И оценки моей работе давали не по отрезкам, а в ежедневной динамике. Теперь думаю, что иногда я, возможно, перегибал палку в плане давления на президента, который дал мне абсолютный карт-бланш. Уровень профессионального воздействия на него я поднял чуть выше, чем следовало.
До поры до времени все было очень хорошо, но потом внутренний климат нарушился, потому что спортивный отдел, который я сам и создал, решил двигаться своим путем. Но год был в целом хороший. Мы полсезона шли на первых местах, притом что задача была — пятое. Галицкий поначалу дал мне два года, но после трех месяцев говорит: «Теперь прошу пять. Мне нравится такой игровой стиль, атакующий футбол — это мое».

Галицкий — человек вежливый, спокойный, улыбчивый, но прямой и решительный. Думает и действует он очень быстро. К концу сезона-2010 президент понял, что в его футбольном хозяйстве происходит что-то не то, а если конкретно — нет нужной коммуникации тренерского штаба со спортивным отделом.

Вызвал меня: «Что делать будем?». «Сергей Николаевич, — говорю, — я не могу строить ровные отношения с людьми, которые занимаются нефутбольными делами. Характер не позволяет». —   «Жаль. Давайте расставаться». —   «Я мог бы много чего интересного вам рассказать — и вы бы меня в команде оставили. Но не буду».
Может, зря я тогда такую позицию занял, не знаю, но попрощались мы в любом случае по-доброму, по-мужски, без взаимных претензий. И до сих пор хорошо общаемся — нечасто, но тепло.
Сергей Ташуев и Квинси Промес. Из архива автора
— «Атакующий футбол» — упрощенная формула. Тренеры стараются ей не пользоваться.
— Это игра в слова. Но правда в том, что концепцию можно выразить в формулах, в цифрах. Это не отвлеченное понятие, не поэзия. Это физика игры. Футбол соткан из закономерностей, поэтому все нужно считать. Один начинающий агент, с которым у меня была дискуссия, говорит: «Как это — считать футбол? А когда я игру смотреть буду?». И то правда — зачем считать самому, если есть интернет, который всю цифирь тебе положит на блюдечко? Другое дело, что компьютер может любое шевеление травы за передачу принять, но это уже дело десятое.
Еще и поэтому я с большим уважением отношусь к Галицкому. Таких, как он, президентов — единицы. Может, их вообще больше нет. Его интерес к футболу удивительно глубок и разнообразен. Он одержимый в этом плане, он футбол не только любит, а еще и понимает. И учится каждый день. К Галицкому с какой-нибудь туфтой даже не суйся — себе дороже выйдет.
Я об этом не раз говорил и в публичном пространстве, и в узком кругу: на фоне экономического кризиса рождаются богатые возможности не только для тренеров, но и для менеджеров, у которых круглая голова на плечах, а не квадратная. Бери клуб — и поднимай планомерно на хороший уровень. Главное — сформировать команду профессионалов, а их, невостребованных в силу разных причин, на рынке в избытке.
Понятно, что плохо жить никто не хочет, но ведь война всегда была двигателем прогресса. Войны никакой, слава богу, нет, однако ситуация реально сложная, а это значит, что время дилетантов уходит. Я очень на это надеюсь. Чтобы выйти из кризиса достойно, нужно включать профессионализм во всех его проявлениях — и в менеджменте, и на тренерской скамье, и на поле.

«Есть старая тема: тренеры должны выбирать игроков. Это чушь собачья»

Выдержки из интервью Галицкого Юрию Дудю (2013):
— Я не видел ни одного тренера, который с любым «материалом» добивался бы результата. Таких нет. Поставь любого сильного тренера в команду с плохим составом — в первую или в премьер-лигу — и он в этом дивизионе не попадет в тройку, не станет чемпионом. Да, тренер не меряется процентами, но мы должны понимать: в современном мире, когда футбол стал сильно денежным, очень высокой стала роль высококвалифицированных игроков. И каким бы тренер ни был, без этих игроков у него ничего не получится.

Есть старая тема: тренеры должны выбирать игроков. Это чушь собачья. Когда игроки стоили две копейки — да. Но когда игроки стоят миллионы долларов, клуб — это уже финансовое предприятие. Тренер, пришедший в клуб, не знаком тебе близко. Доверять незнакомому человеку покупку живых людей, на которых нет реальной цены, по меньшей мере глупо. Когда ты узнаешь его лучше, работаешь с ним пять, шесть, семь лет, ты можешь доверять ему эти трансферы. Как можно доверять незнакомому деньги?

Тренер, подписывая контракт, уже готовится к уходу из клуба — потому что нет тренера, который работал бы на одном месте вечно. А раз так, ты не можешь доверить миллионы тому, кто пришел в клуб, но совершенно точно из него уйдет.
— В вас говорит человек, которого уже обманывали, или который очень не хочет, чтобы его обманули?
— Во мне говорит человек, который считает, что тренер — важная часть клуба. Но не более того. И не менее того. Когда тренеру вбили в голову, что он должен покупать игроков, — это российская система. И связана она с огромным количеством злоупотреблений, которые мы видим на всем пути развития нашей лиги.

Дмитрий Хохлов: «Мне нравится такой подход, но в России его фактически нет»

По принципам Галицкого работает весь его многоэтажный «Краснодар» — от филиалов академии, которая считается одной из лучших, если не лучшей, в Европе, до главной команды. Несколько вопросов по теме заслуженному мастеру спорта Дмитрию Хохлову, воспитаннику краснодарского футбола. Ответы кое-что объясняют.
— Помимо России вы поиграли в двух ведущих мировых футбольных системах — голландской и испанской, где в тренде «философия единого стиля».
- Мне нравится такой подход, но в России его фактически нет. Молодой игрок, двигаясь через академию к команде мастеров, может под влиянием обстоятельств три-четыре раза поменять свои представления об игре. Начинает один тренер, его на каком-то этапе сменяет другой, со своим видением футбола, потом приходит третий и говорит, что ты играешь непонятно во что. Дальше дубль со своими задачами и тренером, у которого собственные взгляды, и основная команда, где всему приходится учиться заново.
Это неправильно. У клуба должен быть единый стиль и единый вектор развития, по которому нужно двигаться от набора до основной команды. А тренерский состав — подбирать уже под философию. Не может прийти в школу, например, «Барселоны» тренер, который скажет: давайте-ка забудем, ребята, про движение и контроль мяча, возьмем на вооружение длинные диагонали, поставим в штрафной двух столбов, начнем их грузить и, дай бог, что-нибудь заковыряем. Такое просто исключено в системе координат «Барселоны». У нас — в порядке вещей.
— Вы прошли через эти три-четыре ломки, поднимаясь в команду мастеров?
- Через одну, пожалуй. Мне повезло: я довольно рано уяснил, что всегда нужно четко понимать, в какую команду ты идешь, к какому тренеру, в какой футбол будешь играть. Ты можешь быть одаренным, хорошо обученным, с потенциалом, но попадешь не в свою команду — и в лучшем случае потеряешь время. Помню такой пример: парень съездил из «Динамо» на просмотр, вернулся грустный. Спрашиваю: «Ну как?» — «Шея болит» — «А что случилось?» — «Слишком много вверх смотрел: как мяч от защитников вперед ходит и обратно. Неделю покрутил шеей и решил, что пора домой».

Лучшая тактика — обозначать сопротивление, но стелиться под Галицкого

«Для меня самое большое наказание — общаться с человеком, у которого нет интеллекта, от которого не можешь получить информацию. Лучше оказаться на острове с умным и подлым, чем с тупым и преданным», — еще один принцип Галицкого.
У заслуженного тренера России Гаджи Гаджиева есть и необходимость, и возможность регулярно общаться с Галицким: в академии «Краснодара» обучается его сын.
— Вы много раз говорили о том, что линия «менеджер — тренер» в том виде, в котором она существует сегодня, часто мешает развитию отдельных команд и игры в целом.
— Во-первых, не всегда мешают. Наверное, тем, кто работает с президентом Гинером, эта проблема не знакома. Наверное, отношение к футболу президента Галицкого тоже не укладывается в эти рамки, несмотря на хождение популярной версии: Сергей Николаевич якобы не принимает чужих взглядов, а тренеры, занятые в системе «Краснодара», должны подстраиваться под его философию.
Но, во-первых, он имеет право на такую постановку вопроса, потому что вкладывает в футбол деньги, которые зарабатывает сам. Во-вторых, Галицкий — очень здравомыслящий менеджер. Он всегда готов прислушаться к оппоненту, если тот вооружен знаниями и аргументами. Объясни позицию, докажи свою правоту — и президент Галицкий будет твоим сторонником.
Гаджиева опровергает очень известный в нашем футболе, но пожелавший остаться неназванным человек — с яркой игроцкой биографией и тренерским настоящим. В «Краснодаре» долгое время работал его друг Игорь Шалимов:
Гаджи Гаджиев и Роберто Карлос. Фото: Сергей Расулов (Махачкала)

- Шаля особо не жаловался, но я-то знаю, как он метался между двух огней: своим представлением об игре и команде и требованиями президента. Вы верите в эти сказки, что Галицкий не навязывает главным тренерам состав, схему, тактику? Я раньше тоже верил. Но он все по-умному делает: напрямую не скажет, однако выстроит разговор таким образом, что тренер понимает: нужно делать так, как хочет хозяин. Можно рискнуть, конечно, но тогда все остальные проблемы — твои. Один раз, может быть, пронесет, второй, но «черную метку» тренер уже получил, а такие надолго у него не задерживаются. Поэтому лучшая тактика, если хочешь продолжить, — обозначать сопротивление, но стелиться под него.

Шалимов, в свою очередь, заявляет (цитата из «Спорт-Экспресса»):
- Галицкий всегда говорил: «Если будешь меня слушать, я тебя уволю». С его стороны все было корректно, никогда мне не навязывал игрока в основной состав. В футбол он погружен, думаю, даже больше, чем в бизнес, постоянно задает вопросы. Такое общение лучше, чем если бы кто-то стал докладывать «через голову». Потому что докладывать тоже можно по-разному. Спокойнее, когда руководитель получает все ответы напрямую.
Наконец, выдержка из интервью «Матч ТВ» Мурада Мусаева, чьи дни на посту главного тренера «Краснодара», как считают многие (но не факт, что Галицкий), сочтены:
— Было бы странно, если бы у нас совпадали позиции по всем вопросам, и он только гладил бы меня по голове. От непростых бесед никуда не деться. Владелец клуба считает, что люди, пришедшие в выходной день на игру любимой команды, должны увидеть зрелище, а не конвейер. Футбол обязан дарить эмоции, быть праздником — для Сергея Николаевича это главное. Кубки, добытые с помощью унылой игры, никому не нужны, вот что задает направление всей клубной философии, от детских команд до главной. Достижение результата через атаку, комбинации, короткий и средний пас. Такова цель.
По объективным причинам не все матчи получаются яркими. В такие моменты нужно стремиться добывать очки за счет других качеств — дисциплины, концентрации, самоотдачи. Галицкий хочет выигрывать всегда и во всем, а уж на футбольном поле — в особенности, понятно без дополнительных слов.
Но и в эту неоспоримую казалось бы, истину Галицкий вносит коррективы:

— Вы хотите получать удовольствие, когда вашему ребенку исполнится 25 или 30 лет? Нет! Его надо получать, когда исполнилось и пять, и шесть, и восемь. Когда клуб растет на твоих глазах, это и есть удовольствие. Хочется, конечно, выступать в турнирах самого высокого уровня, но, поверьте, я получаю несказанное удовольствие и от третьего места, и от Лиги Европы…

Вот как его понять?
0
0
0

Ещё Россия

Ещё Футбол

Не пропустите

«Спартак» гарантировал себе медали и приблизился к Лиге чемпионов

Новости