«Не скрываю, что мне хочется титулов. В «Спартак» я шел за ними». Интервью Шамиля Газизова

Илья Казаков
Шамиль Газизов ФК Уфа
Гость программы Ильи Казакова «Foot'больные люди».
— Не знаю, насколько расставание между людьми можно сравнить с расставанием с клубом. У людей, когда они расстаются, даже если история была эмоциональная и сильная — все равно проходит время и эмоции утихают. Вот вы ушли из «Спартака», и вся страна видела, как вы радовались голам башкирского клуба в ворота столичной команды. После того, как «Уфа» обыграла «Спартак», эмоции улеглись? Вы приехали в Москву, это новая Москва или в ней есть что-то от той, когда вы были гендиректором «Спартака»?
— Наверное, ничего нет. Дело в другом. Любая игра выводит на эмоции. Если у руководителей не будет эмоций, то, мне кажется, смысла заниматься футболом уже нет. Поэтому, надо искренне переживать, а как их выплескивать… В принципе, я всегда радуюсь. Возможно, это может показаться агрессивным. Просто в этот раз меня вырвали из камер. Я любого соперника уважаю. Выигрыш и голы приносят эмоции как руководителям, так и болельщикам.
— Приехав с «Уфой» на стадион «Спартака» в день матча, вы контролировали себя, чтобы идти в вашу гостевую ложу? Столько времени вы ходили в спартаковскую, основную… Было дежавю?
— Теплые чувства вообще есть. Когда ты приходишь на стадион, он мощный, столько болельщиков, ты понимаешь, что сейчас будет. Но в тот день я был соперником. Эмоции были, дежавю определенное тоже.
— Вы встретились с моим коллегой Володей Стогниенко. Он тоже взял у вас большое интервью, и одно из интересных высказываний было о том, что у вас нет какого-то спора со «Спартаком», а есть незаконченный трудовой спор с Леонидом Федуном, который вы собираетесь передать в суд. Вы действительно разделяете?
— Конечно. Если два человека взяли обязательства на себя, это должно выполняться. Есть определенные договоренности, их надо соблюдать.
Леонид Федун и Шамиль Газизов. Фото: ФК «Спартак»
— У договоренностей есть какой-то дедлайн? Почему в суд? Если он не берет трубку, вы же можете с другого номера позвонить…
— Зачем? Он имеет право. Кто я, а кто Федун. Мы на разных плоскостях находимся. Как он решает, так и решает.
— Не желаю после этой фразы противопоставлять вас Федуну. Кто сегодня Шамиль Газизов?
— Я менеджер, который развивает футбол. Наверное, у меня есть свое видение в этом плане. Оно, может, отличается от моих коллег. Но тем мы и интересны, что каждый не похож друг на друга. Это дает определенное движение вперед. Небольшое, может быть, но дает. Поэтому футбол и интересен не только на поле, но и вне его. Кто как его развивает, что как делает. У каждого свой путь.
— Расскажите про ваш сегодняшний путь. Невозможно быть одним и тем же человеком, когда ты находишься в непростых российских региональных условиях. «Уфа» при Семаке, Ганчаренко была одной командой, «Уфа» при Евсееве — другая, при Рахимове — опять новая команда. Сейчас пришел Стукалов. Он же пришел не на год, даже если клуб вылетит в ФНЛ, все равно Стукалов останется с какими-то задачами, строительством чего-то нового. Какие задачи у вас, у «Уфы» после «Спартака»?
— У «Уфы» задача первая и основная — сохранить прописку в премьер-лиге. А дальше будет другой этап — это построение новой команды. С Алексеем мы договорились, как мы будем двигаться. Я надеюсь, что все получится, мы предстанем в абсолютно новом виде. И всем будет нравиться наша игра.
— Она уже нравится. По крайней мере то, что было в первых матчах при Стукалове. Объясните мне вот, что. Есть Стукалов, которого до недавнего времени все равно больше знали по фамилии, чем по имени, потому что отец — известный советский, российский тренер. Стукалов в великолепном стиле обыграл «Спартак», выдал один из лучших матчей весенней части чемпионата против «Сочи». Как этого тренера никто не забрал в премьер-лигу раньше, почему его забрали вы?
— Мы давно за ним следим. По крайней мере, я видел как он работает, в каких условиях, что он может. Он проходил все этапы профессионального становления, потихонечку-потихонечку рос. На определенном этапе Алексей этого достиг. Ни для кого не секрет, что «Уфа» еще осенью делала ему предложение, но у него были свои договоренности с руководством «Велеса», он не мог покинуть команду. И сейчас, когда Рашид решил пожертвовать собой, чтобы «Уфа» вздохнула, я сразу позвонил Алексею, сказал: «Есть желание поработать»? Он взял время. Видимо, ему нужно было поговорить с владельцем «Велеса». И он решился. В непростой ситуации. Не каждый может это принять на себя, когда команда не в очень хорошем свете, взять и пойти в бой. Это говорит о его характере. Характер у него боевой. Он специалист молодой, я верю, что чем больше таких специалистов будет, тем интереснее станет российский футбол.
— Если бы вы остались в «Спартаке», в ситуации, когда Тедеско заявил, что он уходит в конце сезона, вы пытались бы настоять на кандидатуре российского тренера? Для «Спартака» сегодня на рынке есть российский тренер, который может там работать?
— Я не буду оценивать никого. Но скажу, что российские специалисты есть.
— Тема спартаковская все равно воспринимается как что-то, где может быть подвох или нет?
— Это можно интерпретировать по-другому. Можно сказать что я против кого-то. Нет. В «Спартак» я пришел как менеджер и ушел как менеджер. Не надо искать каких-то вещей. Я вижу и слышу, что происходит. Мне все время пытаются противопоставить: что ты сделал или что ты не сделал. Хочу меньше говорить об этом. Я такой же специалист, как все другие, который приобретает определенный опыт работы на этой должности, на той. Это создает мой профессиональный уровень. К этому надо относиться как к профессии, и ни в коем случае никак иначе.
Доменико Тедеско и Шамиль Газизов. Фото: ФК «Спартак»
— Леонид Слуцкий, когда вернулся из зарубежной командировки, на все вопросы о «Халле», о «Витессе» говорил: «Я стал сильнее. Не надо воспринимать мой опыт через какие-то результаты, они были разные. Это был опыт, который помог мне вырасти». И по сегодняшнему «Рубину» мы видим, что Слуцкий дал импульсы качества казанской команде, которая нуждалась в этом в последнее время. Сегодня популярен коучинг, когда человек с именем или с каким-то бэкграундом выступает перед аудиторией и рассказывает о каких-то своих если не достижениях, то результатах. Что дала вам история со «Спартаком», Москвой?
— Мне понравилось сравнение со Слуцким! Шикарный российский специалист. И Рустему Сайманову очень сильно повезло, что они вместе работают и развиваются правильно. А что мне дало? Это опыт. Потихонечку-потихонечку ты его приобретаешь. Научиться по книжке невозможно, для этого надо быть гениальным или особо талантливым человеком. Я обычный менеджер, который работает, который должен, наверное, допустить определенные ошибки, как и любой человек, занимающийся футболом. Любой. Без ошибок не бывает: маленьких, больших. Потихонечку ты идешь-идешь, и если тебе мозгов хватит больше этих ошибок не допускать, значит, ты крутой. А если не получится, значит, ты должен уйти из профессии.
— В чем новый путь «Уфы»?
— В обновлении, в том, что мы попытаемся сделать футбол более современным, более агрессивным. Ну, и «Уфа» должна еще больше зарабатывать, потому что на сегодняшний момент ни для кого не секрет, что у нас урезано финансирование, но нам хватает. Мы будем жить в новых реалиях, и мы должны больше зарабатывать для клуба, чтобы он существовал, чтобы мы приносили пользу республике.
— Какой максимальный размер зарплат может быть в «Уфе» не сейчас, а через сезон — два?
— Об этом сложно говорить. Если я говорю про большое обновление, это значит, что мы будем стараться брать футболистов на вырост, как мы и делали. Только теперь мы будем это делать еще агрессивнее.
— Другой вопрос — где брать игроков. Я недавно беседовал с Гурамом Аджоевым, он говорит: «Еще недавно в Премьер-лиге не было «Сочи», «Химок». Я мог взять в аренду игрока у «Зенита», у «Спартака». Сегодня у меня такая возможность отсутствует, потому что бюджет тоже снизился». Где «Уфе» брать игроков?
— Там, где никто не видит, там, где быстрее нужно принять решение, там, где еще не раскрученные футболисты. Только там. Потому что если футболист раскручен, засвечен, шансов, что он окажется в «Уфе», очень-очень мало. Я говорю не только про российский рынок.
— Вы были героем Telegram-каналов последние двенадцать месяцев. Как менялась ваша реакция: раздражение, принятие, отторжение. Сколько там правды?
— Когда про тебя пишут, что ты …, и если ты согласишься, что ты …, то тогда получается, что ты … Тебе грош цена. Я, честно говоря, пытаюсь не читать. Мне присылают друзья: «О, про тебя что-то сказали», но я стараюсь на это не реагировать. Есть менеджеры, как я, медийные, есть немедийные. Медийные получают больше шишек.
Шамиль Газизов и Илья Казаков
— Выработалось ли у вас желание быть информационно востребованным: у нас интервью, у Володи Стогниенко недавно было интервью? Востребованность никуда не делась. Вам не тесно сейчас в «Уфе»?
— «Уфа» — мой родной дом. Это то место, где мне уютно. Естественно, я не скрываю, что мне хочется титулов. И в «Спартак» я шел за титулами.
— Вы про это сказали уже несколько раз: «Я в «Спартак» шел за титулами, я бросил перчатку». Но «Уфа» и титулы…
— Возможно. Ближайший титул, который может завоевать «Уфа», это Кубок. Это самый близкий путь. Не в этом году, так в следующем. Провинциальные, небольшие клубы могут создать конкуренцию в этом турнире. Ну, и как-то зацепиться за Европу, попадая в пятерку, если в долгую зайти.
— Зачем Лига Европы клубу, у которого небольшие деньги и ограниченный подбор футболистов? Можно потом очень сильно упасть. Есть пример «Арсенала». Команда здорово боролась, у нее были арендованные игроки. «Нефтчи», неудачный матч, который Черевченко в тот момент объяснить не смог. Обыграли московское «Динамо». После этих кубковых историй в «Динамо» нет Кирилла Новикова, в «Арсенале» нет Игоря Черевченко. И «Динамо» вниз особо не упало, хотя и не выдержало борьбы за медали, а «Арсенал» борется за выживание.
— Мы же тоже проходили эту историю. Мы были в полушаге, чтобы обыграть соперника и выйти в группу Лиги Европы, мы проходили. Допустили свои… шаги. «Ошибки» — слова даже этого боюсь, потому что это опыт. Я уверен, что следующий опыт будет лучше. Выход в Европу даст возможность заработать больше, а если ты заработаешь больше, значит, и возможность вложить в игроков, во внутренние движения по футболу тоже больше. Надо зарабатывать больше, чтобы стать сильнее. Не тратить, а именно зарабатывать на футболе. Надо, чтобы спонсоры пришли. Провинциальному клубу очень сложно спонсоров найти. Болельщиков не так много. Основные болельщики небольших клубов там, где он находится. Тогда надо брать какую-то другую высоту, на которой ты можешь быть интересен. Это медийность, футбол. Ты должен обратить на себя внимание.
— Сколько игроков сейчас может продать «Уфа», чтобы не рухнуть качественно?
— Мы не рухнем. Если будут предложения по футболистам, а они уже есть… Мы, естественно, их отпустим, чтобы жить дальше. На их место придут другие. Это закон. Так должен существовать клуб.
— Когда начались финансовые сложности, «Уфа» играла плохо: ниже ожиданий, невысокий процент набранных очков. «Арсенал» провалился, «Химки» начали сезон безобразно. Меняется тренер, приходят один — два игрока, и вдруг какая-то дикая метаморфоза. Что вообще сейчас происходит с чемпионатом? Почему команда может так упасть? А тот же «Спартак» по сути несильно состав укрепил. Команда была седьмой, и вдруг в лидерах.
— Эмоции. Базис же все равно закладывается тренерским штабом.
— Да, Стукалов эмоциональный тренер, но более эмоционального наставника, чем Тедеско в России нет. Стукалов выигрывает у него 3:0. Это что, за счет эмоций было?
— Нет, за счет анализа и эмоций, которые он дал команде. Кто-то мог не дать. Мы берем отдельно взятый матч.
— Почему с вами команды — и «Уфа», и «Спартак» — играют лучше, чем без вас?
— Я не хочу сравнивать. Я же говорю, эмоции.
Видеоверсия интервью Шамиля Газизова Илье Казакову.
— Ваша фамилия после ухода из «Спартака» мелькала в информационных сообщениях применительно и к ЦСКА, и к «Локомотиву», и к «Сочи». Но вы вернулись в «Уфу». Насколько и один, второй, и третий клубы были возможны, нужно ли вам это было в тот момент, когда вы только-только расстались со «Спартаком»?
— Отрицать ничего нельзя. После того, как все происходит со мной, я для себя понял, что отрицать ни в жизни, ни в профессии ничего нельзя. Почва под определенными вещами есть, наверное. Но почему я должен был оказаться именно в российским клубе, почему не дальше? Пример Леонида Слуцкого понятен. Он показывает, как можно сделать, пойти по-новому. Бомба! Супер! Просто молодчина. Я беру с него пример.
— А вы разговаривали с ним после возвращения в Россию?
— Мы пересекались. Мне импонирует, как он работает, импонируют его действия.
— Если бы сейчас у вас был такой игрок как Хвича Кварацхелия, вы бы продали его после этого сезона или ждали?
— Конечно, продал бы.
— Почему?
— Сколько предложили бы? Двадцать?
— Может быть, и больше.
— Сейчас, больше двадцати, если это сделает Рустем, я ему «Браво» скажу. Парни, круто работаете, молодцы.
— История «Рубина» может быть воспроизведена в каком-то другом клубе? Каждая успешная история системная или на личном контроле, когда человек за этим следит?
— Там татары руководят. Мой близкий товарищ. Конечно, я хлопаю. Рустем пришел, вот он, показатель. Собрал специалистов вокруг себя, создал определенную ауру, и «Рубин» двигается вперед.
— Этот сезон — самый тяжелый для вас в футболе?
— Для всех самый тяжелый, не только для меня. Пандемия привела к тому, что опыта вот таких коллизий ни у кого не было. Просто на ощущениях пошли, пошли потихонечку. Это касается всех абсолютно: и руководителей, и игроков. Что происходит сейчас с травмами, как выводить ребят на пик формы? У всех очень большая проблема. Этот опыт, через который мы все прошли, сделает нас сильнее.
— Если у вас будет новое предложение от большого клуба, юридически вы все также будете оформлять? Тема вашей готовности обратиться в суд удивительна. Я не знаком с Леонидом Федуном, но судя по тому, что я слышал, читал, у меня сложилось впечатление, что он свои обязательства выполняет. Тут этого нет. Юридически все было сделано как надо, у вас есть юристы?
— Конечно. У меня в принципе у самого юридическое образование. Я подписываю контракты, руковожу клубом. Я все процессы знаю, как писать, что писать. На твой прямой вопрос отвечать не буду. Не из-за того, что я ухожу от этой темы, а из-за того, что я уважаю ту сторону.
— Вы семьями дружите с Ганчаренко. Вас удивило, когда он ушел в «Краснодар»? Общее мнение было следующее: Галицкий своими эмоциями заполняет огромное пространство и, в любом случае, каждый тренер попадает под его сильное влияние. Ганчаренко человек более волевой, более упертый. И представить, что он будет хотя бы настолько же податлив, как и его предшественники, честно говоря, сложно. Вам понятно, почему он оказался в «Краснодаре»?
— Да. Потому что должен быть оппонент.
— На примере «Спартака» мы видим, что оппонент — не всегда хорошо.
— В «Краснодаре» поверили, там знают уровень Виктора Михайловича. Посмотрим на следующий год, как будет двигаться и играть «Краснодар». Я думаю, что борьбу московским и питерскому клубам он навяжет.
— Как вы считаете, этот сезон самый скандальный из тех, которые были в нашем футболе: и социальные сети, и перепалка клубов? «Спартак» после дерби в адрес ЦСКА написал: «Привет, конюшня. Как твои дела?». Армейцы были потрясены этим, но ответили неудачно, почему-то башкирский мед приплели.
— Вкусный просто (смеется). Ты пробовал башкирский мед?
— Один раз, да.
— Понравилось?
— Понравилось. Это самый скандальный год?
— Нет, просто сейчас все стало более медийным. Кто-то что-то в Telegram-канале сказал, и понеслось. Зерна в этом процентов 20-30. Это надо разбирать. А многим же не хочется. Он прочитал, думает, правда. И тут хаос начинается. Кто это набрасывает, тем интереснее.
Шамиль Газизов. Фото: ФК «Уфа»
— А в Башкирии, в Уфе это чувствуется или это исключительно московская тема?
— Конечно, чувствуется. На своем уровне. В Башкирии население четыре миллиона. За футболом следит, ну, может, половина. Жестко болеют тысяч двести. Москва же работает не только на Москву, а на все регионы. Так повелось. За Москвой, Питером всегда следили. Это же не мы придумали, это было и до нас.
— У меня закончились те вопросы, на которые вы публично можете ответить, пока еще история со «Спартаком» полностью не закрыта. Я хотел бы спросить вот, о чем. Это очень тронуло многих: после победы над красно-белыми вы рассказали, что и в этот день, и накануне вы пытались общаться с сыном, которого вы потеряли, и почувствовали эмоциональный ответ.
— Можно считать, что в футбол меня привел сын. Это был его интерес. Мой тоже, но жестче его. У меня в семье семь с лишним лет назад произошло несчастье. Я надеюсь, что всегда с ним нахожусь в каком-то диалоге. И здесь, когда была игра, я подумал, что если она так закончится, я обязательно это скажу, вот и все. Я просто выполнил то, что подумал. Сейчас мне кажется, что я был не прав, личное вытащил на обсуждение. Надо было промолчать. Но это история моего внутреннего ощущения. Я обязан был это сказать. Внутри себя, когда смотрел игру, думал: «Обязательно скажу». Он мне помогает во всем.
— Шамиль, спасибо. Чтобы и дальше была помощь, не теряйте «Уфу».
— Меня поддерживают столько людей. Мои близкие: семья, мама, папа, люди, которые меня любят. Они уважают меня. Болельщики, которые верят в нашу команду. Я им благодарен. Всегда болейте. Это помогает иногда в серости.

Другие выпуски программы Ильи Казакова «Foot'больные люди»:

Илья Геркус
Эдуард Безуглов
Также программу можно смотреть на Youtube-канале Telesport.

Ещё Премьер-лига

Ещё Футбол

Не пропустите

Дополняется

Итоги группового этапа Евро-2020: выход Украины в плей-офф и развязка в группе смерти

Новости