Илья Геркус: «Все эти разговоры, что лимит зло, абсурдны. Лимит — не зло и не добро»

Илья Геркус ФК Локомотив
Бывший генеральный директор «Локомотива» Илья Геркус высказался на тему лимита в РПЛ, а также назвал процессы, мешающие развитию российского футбола.
— Сейчас вообще много идей о реформировании не только ФНЛ, но и РПЛ. Нынешний формат позволяет выжимать максимум из коммерческого потенциала лиги?
— Постепенно коммерческие доходы растут. Думаю, в этом формате можно работать, он оптимальный. Глобальных препятствий для роста коммерческих доходов я не вижу.
— Какие процессы мешают развивать наш футбол? Уровень лиги и игроков падает.
— Лига, сборная за последние двадцать лет не сказать что снизили свои позиции. Если брать рейтинги УЕФА, ФИФА, мы плюс-минус вокруг одних и тех же мест колеблемся. Иногда лучше, иногда хуже. Мы где-то седьмой-восьмой чемпионат Европы по силе.
В начале 2000-х падали ниже, но это явно не отражало силу чемпионата, мы явно лучше, чем совсем небольшие лиги. В то же время недавно были на шестом месте, боролись с Францией за пятое. Понятно, что французы чуть сильнее, теперь вот Португалия нас обогнала, кто-то следующий, возможно, скоро обгонит. Но как они нас обошли, там и мы их обойдем со временем. Глобальной деградации нет.
Просто идет циклическое снижение в уровне игроков, отчасти связанное со случайными факторами — такие поколения, отчасти — с тем, что работа по воспитанию игроков ухудшилась десять лет назад. Это сложные процессы, их тяжело отследить и найти, что было причиной первого, второго и третьего. Но мы видим, что игроков качественных стало поменьше, клубов — тоже, что ПФЛ сильно оскудела, ФНЛ сделалась слабее, чем раньше. Да, за счет этого проседает футбол, но глобально катастрофы не происходит. Сползаем в нижнюю точку многолетнего цикла, но при правильной работе, скорее всего, будет подъем.
— Многие валят все на лимит, а вы сторонник лимита.
— Всегда им был, но не как универсального средства решения проблем, не как панацеи. Лимитом надо уметь пользоваться, все проблемы развития, конкуренции находятся в другой плоскости. Лимит лишь гарантированно создает рабочие места выпускникам наших академий. Надо сказать, небольшое количество рабочих мест. Если мы эти рабочие места отдадим иностранцам, а по сути, отдадим агентам, которые привозят иностранцев, то смысла заниматься в наших академиях станет еще меньше. У выпускников не будет возможности играть.
На что мне возражают обычно: «Это и прекрасно — нужно конкурировать». Но конкурировать где, в каких сферах? Внутри спортивных агентств? Доказывая своему агенту, что ты лучше, чем игрок, которого он везет? Если бы приобретение иностранных футболистов было бы абсолютно прозрачной и безошибочной работой, если бы везли действительно лучших и в каждом клубе легионеры были бы сильнее местных игроков, то вопросов бы не было.
Но мы видим, что даже на тех восьми местах, которые разрешены, далеко не все иностранцы лучшие. Вот «Локо» в последнее время напривозил: Жалолиддинова, который ни секунды не сыграл, Райковича, который так сыграл, что лучше бы не играл. Это говорит о том, что даже в условиях лимита случаются покупки безобразного качества. Значит, проблема не в лимите.
Если бы вместо Райковича привезли очень классного игрока, если бы вместо Кайо в «Краснодаре» играл топ-защитник, результаты в еврокубках были бы выше. Тогда бы никто не заявлял, что лимит виноват. Пусть те, кто говорит, что лимит мешает, посмотрят на составы клубов и скажут, что легионеры — это лучшее, что есть в нашем футболе.
— Как вам новый формат лимита?
— Это непринципиально, можно так, можно иначе. Лимит — не что-то фундаментальное, это такая заглушка. Он не дает окончательно разрушиться вертикали. А сам по себе лимит — это не хорошая, но и не плохая штука. Есть и есть, вот такое ограничение. Я бы все проблемы и возможности искал в другой плоскости.
Как подводят у нас молодых игроков, какую практику им дают, кто дает, какие у нас тренеры по качеству, как организован тренировочный процесс, как у нас обучают, как переобучают, какие физиотерапевты, врачи, аналитики, скауты — вот тут бы разобраться. Ну, изменим мы лимит, те же скауты, те же селекционеры будут работать, те же президенты будут подписывать контракты, те же агенты вести дела. Что глобально изменится?
К нам внезапно поедут качественные игроки? Откуда? И чего до этого не ехали? Если в клубе восемь мест, а вы не можете набрать восьми суперфутболистов. Так разреши привозить 16 — с чего вторая восьмерка приехавших легионеров будет лучше? Откуда такая логика?
Кто-то придумал: «Вы нам не даете усиливаться». Ну пусть вся команда будет из легионеров, например, тульский «Арсенал». Это будет хорошая история?
— Звучит не очень.
— Возьмем экстремальную ситуацию, утрированную: все наши уезжают в Европу — в первую, вторую, третью лиги. А сюда везем иностранцев. Такой чемпионат понравится? У меня большие сомнения. Все эти разговоры, что лимит зло, абсурдны. Лимит — не зло и не добро. Это навязанная повестка, сопутствующий, но не фундаментальный вопрос. Временное решение, которое гарантирует сколько-то рабочих мест, чтобы был выбор у сборной, и все.
Напомним, что с сезона-2020/21 в РПЛ действует лимит «8+17». В заявке клуба не может быть больше восьми иностранцев, но при этом все они могут выйти на поле одновременно.

Ещё Премьер-лига

Ещё Футбол

Не пропустите

Косторная возвращается к Тутберидзе

Новости