Выплюнь солнышко скорей. Флорентино Перес как неудавшийся босс Суперлиги

Артем Борисов
Флорентино Перес Antonio Gutierez / Keystone Press Agency / www.globallookpress.com
Артем Борисов — о том, как президент «Реала» проявил себя во время Великого Раскола.
Заявление о создании Суперлиги было опубликовано ровно через неделю после того, как новоявленный руководитель организации Флорентино Перес без борьбы и выборов продлил президентский мандат в «Реале». Едва ли эти два события могли бы так же легко проскочить в обратном порядке. Впрочем, трудно сказать — все-таки Флорентино уже давно подмял под себя электоральные процессы в клубе.
Что важнее, вечером 19 апреля он выступил с программным интервью на тему самой идеи Суперлиги — и, кажется, впервые в жизни делец Перес решил оправдать свой радикальный проект с позиции безысходности. Да, это по-прежнему было ближе всего к крокодиловым слезам, чего стоит хотя бы фраза «Мы, большие клубы, получим много денег, а потом раздадим их всем». Не знаю, как это сформулировано на испанском, но звучало как заявка на поедание и солнца, и луны. Тем не менее, риторика Переса началась не с аппетитов, а с экономических последствий пандемии: по его словам, мир нуждается в спасении. Что-что, а планету Флорентино еще не спасал.
Он не стал скрывать, что собирается спастись первым, но сама мотивация для него действительно в новинку. Любые поползновения Переса всегда были направлены на победу, чаще всего подкрепленную общей ошеломительностью действий. На 75-м году жизни он впервые прикрылся слабостью.
Эта слабость была неспособна смягчить объявленную войну, дать зазор для возможного разворота или обезвредить классовую проблему (как говорилось в одном фильме, «Что будет при капитализме?» — «Много чего будет, мало что останется»). Авторы Суперлиги были столь вероломны, что встретили страшную лобовую реакцию, явно упустив время как на декокт, так и на детокс.
Но в сфере частных высказываний Перес оказался единственным из раскольников, способным сохранить человеческое лицо (вернее, единственным, кто привел вескую причину для того, чтобы быть крокодилом). Пассажиры проекта отмолчались, а соратники типа Андреа Аньелли и Ивана Газидиса ограничились рассказами о том, сколь обширны перспективы жизни без дармоедов — Перес, завороженный тем же самым, прикрылся ужасом необходимости: он рисовал будущее, в котором, по Льву Толстому, придется «драться за воду и выпивать ее до грязи». А главный самообман Суперлиги (о гигантском росте смотрения и прочей мобилизации аудитории) не без чуткости сочетал с идеей сократить время матчей, если придется.
La Gazzetta Dello Sport
Старый политик Перес полон уловок, но на открытую войну не идут для того, чтобы всех обхитрить. К тому же, в случае неудачи ко дну идет поголовно каждый, и не так важно притворяться человеком. Но почему-то именно он, всепобедительный Перес, сказал и самые твердые, и самые мягкие слова по теме — именно такой набор слов, который хоть сколько-нибудь соответствует не слепоте войны, а сложности противоречий.
Он верил в свой проект до того крайнего предела, за которым либо нет ничего, либо уже начинается раскаяние.
И затонул.
0
0
0

Ещё Лига чемпионов

Ещё Футбол

Не пропустите

Послание Смолова и слезы Самары: «Локомотив» вновь выиграл Кубок России

Новости