Зачем Этери Тутберидзе парное катание, и что она ему может дать

Владислав Жуков
Этери Тутберидзе Yohei Osada / AFLO SPORT / www.globallookpress.com
Еще одна грань перехода Тарасовой и Морозова в «Хрустальный».
Приход Тутберидзе в парное катание обсуждают минимум неделю. Уникальность события не нуждается в дополнительном подчеркивании — прецедентов тренерских переходов из одиночного в пары мизер, еще меньше тех, кто совмещал широкий профиль со стабильными результатами. По сути, их всего двое — Татьяна Тарасова и Марина Зуева, но последняя в одиночном катании работала только с мужчинами. Ни одной топовой фигуристки в тренерской биографии Марины Олеговны пока так и не случилось.
Так что ориентир один — Татьяна Анатольевна. У них с Тутберидзе много общего, начиная от карьеры в танцах на льду и заканчивая фанатичной преданностью работе. Но даже Тарасова пары во главу угла не ставила — с Екатериной Гордеевой и Сергеем Гриньковым она сотрудничала лишь два года после их ухода в профессионалы, а Ирина Роднина с Александром Зайцевым имели опыт, авторитет и всевозможные титулы еще до начала работы с ней. Спустя годы Роднина вспоминала, что Татьяна Анатольевна не была сильна в технике, но в интуиции постановщика ей не откажешь.
Сейчас Тутберидзе сосредоточена на одиночницах, но мужская группа у нее далеко не так слаба, как принято считать. В «Хрустальном» тренируются бронзовый призер чемпионата Европы грузин Морис Квителашвили, двукратный чемпион России среди юниоров Даниил Самсонов и несколько юных ребят — от Всеволода Князева до Николая Колесникова, которому в 12 лет чуть ли не олимпийское золото на шею вешают. С танцами хуже — Тутберидзе их не курирует, хотя группа танцев на льду в «Самбо-70» есть. С другой стороны, она так или иначе принимает участие в карьере своей дочери Дианы Дэвис, выступающей дуэтом с Глебом Смолкиным и уже подающей большие надежды. Так что с натяжкой зачтем и этот вид как освоенный ООО «Тим Тутберидзе».

Тарасова и Морозов ничего не теряют

Остались только пары, но говорить об однозначном приходе Этери Георгиевны в них я бы пока не стал. На «Вечернем Урганте» Тутберидзе задали прямой вопрос, но ответ прозвучал очевидно уклончивый. «Вы начинаете работать в сторону пар? —  Ну, это интересно» — совсем не то, что хочется слышать, когда пытаешься слепить целостную картину. То есть это «да», но как бы не совсем.
Парное катание для штаба Тутберидзе — огромный риск. Здесь, кстати, забавный парадокс, потому что конкретно в работе с Тарасовой и Морозовым «Хрустальный» в любом случае не потеряет вообще ничего.
Пандемия, перелеты и обязательные карантины лишили их возможности работать с Зуевой в США и оставили без постоянной тренировочной базы. Максим Траньков, с которым пара сотрудничает четыре года, пытался стать для них всем сразу, но успех был переменным — от драматичной победы на чемпионате России до полного развала на ЧМ. Одна из лучших пар страны пребывает в состоянии, когда смысл в продолжении карьеры может отпасть сам собой — за постоянными метаниями и бесконечными проблемами уже не видно ни идеальной подкрутки, ни отличного скольжения, ни многолетней скатанности, а молодые пары набирают обороты с каждым сезоном.
Хуже от работы с командой Тутберидзе Тарасовой и Морозову точно не будет. Нет факторов, которые могли бы усугубить ситуацию — все и так не очень. «Хрустальный» же готов дать им тренировочную базу (о том, что делать в случае нехватки льда, мы писали вчера) и команду, которая поможет добраться до конца олимпийского цикла. Последний фактор вообще стоит рассматривать как ключевой — и Владимиру, и Евгении этого не хватает.
Система Тутберидзе пока видится самым выигрышным вариантом для обоих. В особенности для Евгении. За брутальным стилем общения Этери Георгиевны мы привыкли не видеть связки универсальных качеств, которыми и достигается наилучший баланс в тренировочном процессе — требовательность и умение снизить давление. Тарасовой, которую долгое время беспокоят излишнее волнение и проблемы с настроем на соревнованиях, это может сыграть в плюс. А для всего остального у них есть Траньков, который продолжит работу с ребятами по крайней мере над парными элементами.
Впрочем, даже если что-то пойдет не так, вряд ли в этом будут обвинять команду «Хрустального» — у них слишком высокий авторитет и слишком большая коллекция золотых медалей, чтобы допускать даже мысли о недостаточном уровне компетенции. Скорее, в случае неудачи в олимпийский сезон (судя по релизу федерации, их сотрудничество пока рассчитано только на него) Тарасову и Морозова спишут со словами «им не смогла помочь ДАЖЕ Тутберидзе», а команда Этери Георгиевны просто пойдет дальше.
Вопрос — куда?

Эксперименты «Хрустального» и причем тут конвейер

Появление пар в «Хрустальном» в некотором роде напоминает эксперимент. Сложность парной специфики для штаба Тутберидзе в самом ее названии. Все три основных тренера команды — сама Этери Георгиевна, Даниил Глейхенгауз (хореограф) и Сергей Дудаков (технарь) — в прошлом были одиночниками. Дудаков, по воспоминаниям Алексея Мишина, даже весьма недурно владел тройным акселем и напрыгивал четверной, что в теории может служить объяснением прыжковой стабильности фигуристок «Хрустального». Тутберидзе и Глейхенгауз также занимались танцами на льду, но ни у кого из них нет опыта в парном катании.
Пожалуй, проще всего Даниилу — он сотрудничал с парой Дарья Павлюченко / Денис Ходыкин в качестве хореографа и выступил постановщиком одной из лучших их произвольных программ. Именно с ней они провели самый успешный сезон — взяли два серебра на этапах Гран-при и бронзу на ЧЕ. С Тарасовой и Морозовым он тоже успел поработать, для весенней серии шоу Тутберидзе поставил им новый показательный номер (весьма тепло принятый публикой) и даже немного повозился с техникой, что довольно необычно, учитывая все вводные.
И все же открытие полноценного парного отделения в штабе Тутберидзе прямо сейчас выглядит абсолютно невозможным. Отсутствие тренера по парным элементам множит этот вариант на ноль — обойтись без соответствующего специалиста, особенно на раннем этапе становления пары, нереально. Особенно с учетом огромной нагрузки на штаб «Хрустального» — на одну только Олимпиаду-2022 в Пекине от них претендуют пять фигуристок, и это без учета теоретического возвращения на былой уровень Алины Загитовой и Евгении Медведевой.
В этом плане привлечения Транькова в команду выглядит как перспективная инвестиция. По данным tele-sport, на месте Максима мог бы быть Павел Слюсаренко — более того, Тарасова и Морозов даже пробовали с ним поработать. Рассматривался вариант, при котором Павел переедет из Перми в Москву и прихватит свои пары, но в итоге Евгения и Владимир решили остаться с Траньковым. Вероятно, при удачном стечении обстоятельств Максим в будущем получит что-то вроде собственной группы на базе «Самбо-70», а Тутберидзе в его лице обретет сильного специалиста по парам, с которым экспансия превратится из авантюрной затеи в реальную стратегическую задачу.
Тутберидзе в этом эксперименте может преследовать иные цели. Помимо стабилизации прыжков (здесь ее команде равных нет), ей, как старшему тренеру отделения «Хрустальный», предстоит познать новый спектр удовольствия в виде работы с двумя взрослыми, состоявшимися личностями с большим количеством «тараканов» в головах. Поддержание ментальной устойчивости пары, в которой далеко не всегда полное взаимопонимание, с психологической точки зрения сложнее аналогичной задачи у одиночников. И вряд ли мерилом успешности эксперимента можно считать только победы. Здесь, как на рыбалке, важен сам процесс. А толк в рыбалке, как мы поняли из «Вечернего Урганта», в этом штабе знают.
Что конкретно движет Этери Георгиевной в желании поработать с парами — вопрос. Может, отсутствие реальной конкуренции в женской одиночке и желание посоперничать с опытными парными тренерами. Может, планы запустить вторую волну технической революции и вернуть в парное катание ультра-си (параллельный четверной прыжок, м?), а, может, превратить «Хрустальный» в Мекку фигурного катания.
Ну и в порядке бреда. Осенью общалися с Йеруном Принсем, довольно известным судьей Международного союза конькобежцев и одним из самых авторитетных спецов в области парного катания, и он ввернул любопытную мысль про четверные у девушек. Дескать, прогресс женской одиночки может поспособствовать скачку и в парах, ведь те фигуристки, кто овладел всеми тройными, но по тем или иным причинам не выдерживают конкуренцию с более прыгучими, волей-неволей будут рассматривать вариант со сменой вида.
А у кого еще в мире найдется столько талантливых одиночниц? Осталось отыскать месторождение высоких прыгучих парней, и «хрустальный» конвейер обзаведется еще одной лентой. Такого в фигурном катании не было ни у кого. Даже у Татьяны Анатольевны Тарасовой.
0
0
0

Ещё Фигурное катание

Не пропустите

Новости