Возвращение Трусовой к Тутберидзе — логичный и объяснимый шаг. С Плющенко она бы не попала на Олимпиаду

Сергей Подгорнов
Александра Трусова Raniero Corbelletti / AFLO / www.globallookpress.com
Саша больше не уникальная фигуристка.

Трусова не получила то, за чем уходила к Плющенко

Александра Трусова, как и Алена Косторная вернулась к Этери Тутберидзе. Директор «Самбо-70» Ренат Лайшев говорил об этом месяц назад, но ему никто не поверил.
Очевидно, что год, проведенный в академии Евгения Плющенко, не принес Саше желаемых результатов. В отличие от Косторной, Трусова уходила не на эмоциях. Это решение было продиктовано как личными амбициями спортсменки, так и ее отца.
Саша не хотела мириться со статусом третьего номера в группе Тутберидзе. Ей хотелось больше эксклюзивности, чтобы тренеры группы работали исключительно на нее. Не секрет, что Трусовой и ее отцу не нравились программы и образы, которые продюсировал Даниил Глейхенгауз. Она не хотела быть девочкой-блокбастером, считала, что может катать лиричные, глубокие постановки.
У Плющенко Саша получила внимание, контракты и программы, в которых ее пытались раскрыть по-новому. Ей позволили рисковать и заявлять на соревнования столько элементов ультра-си, сколько она захочет. В группе Тутберидзе Трусову постоянно сдерживали, убеждали, что нужно уходить от избыточного риска и начать чисто катать произвольную хотя бы с двумя четверными.
Последний сезон перед переходом к Плющенко больно ударил по самолюбию Трусовой. Она развалила произвольную на чемпионате России и стала третьей. На первенстве континента ситуация повторилась. К чемпионату мира, который должен был пройти в Монреале Саша готовила произвольную с пятью четверными. После того, как турнир отменили из-за ковида, она выложила в Instagram видео чистого проката этой программы, намекнув, что может.
Но доказать это под руководством Плющенко не смогла. Она продолжала рисковать, ставила сырой тройной аксель в короткую, заявляла кучу четверных в прокаты произвольной, но не стала кататься чище. Стабильность, за которой Трусова уходила к Плющенко, так и не появилась. И это уже вопрос к тренировочному процессу.
Очевидно, что сильнейшие технические специалисты страны работают в группе Тутберидзе. Сергей Розанов, судя по результатам Косторной, которая весь сезон не могла соревноваться, оказался переоценен. Через месяц после возвращения к Этери Георгиевне Алена восстановила тройной аксель. Это был еще один сигнал для Трусовой.

Четверные больше не эксклюзив

При этом нельзя сказать, что год в академии Плющенко прошел для нее впустую. Саша реально была примой группы, которой уделялось максимальное внимание. Она достигла определенного прогресса в качестве скольжения, сильно прибавила в интерпретации программ. В этом плане Трусова выросла буквально на глазах благодаря работе с Николаем Морозовым.
Однако переход из статуса технического гения в универсальную фигуристку, которого Саша так желала, не случился. Она вместе с родителями считала, что в группе Тутберидзе неправильно оценивают ее возможности, зажимают. У Плющенко Трусова получила возможность раскрыться, но прогресса в результатах это не принесло.
После минувшего сезона Саша должна была понять, что со своими четверными она уже не уникальна. Квады перестали быть элементами, которые даются только маленьким девочкам с атлетическим допубертатным сложением тела. 14-летняя воспитанница Тутберидзе Майя Хромых с ростом 175 см чисто исполнила два четверных прыжка в финале Кубка России. Елизавета Туктамышева выучила этот элемент в 24 года.
Весь сезон Трусова проигрывала не только Анне Щербаковой, выступавшей на фоне тяжелых проблем со здоровьем, вызванных ковидом, но и уникальной комбо-фигуристке Камиле Валиевой, которая выйдет во взрослое катание в олимпийский сезон. Неподалеку стабильная и очень интересная Даша Усачева, пока что не исполняющая ультра-си, но пробующая учить тройной аксель.

Важно — кто стоит за бортиком во время твоего выступления

Переходом к Плющенко Саша пыталась подчеркнуть свою недооцененность и уникальность. А в итоге пришла к тому, что она всего лишь одна из. И при этом далеко не самая совершенная. Щербакова, Косторная, Валиева, Усачева — все они превосходят Трусову в качестве катания и хореографии.
Поэтому теперь Трусовой ничего не остается кроме как встать в строй и пахать, чтобы пробиться на Олимпиаду. Останься Саша у Плющенко, шансов на путевку в Пекин-2022 было бы еще меньше.
В фигурном катании очень важно — кто стоит за бортиком во время твоего проката. Одно дело, если это тренер-дебютант, совсем другое — если это специалист, который является олицетворением успеха в стране, за которую ты выступаешь. В таком случае судьи закроют глаза на какие-то мелкие помарки, докинут компонентов.
Плющенко весь сезон возмущался низкими оценками Саши, рассказывал о том, что у фигуристок Тутберидзе не судят неясное ребро и т. д. Это как раз вопрос статуса. Евгений Викторович не понимал, что судьи оценивали не только прокат Трусовой, но и его работу. Он обещал, что выведет фигуристку на новый уровень. Вот судьи и пытались найти — в чем именно.
Теперь в олимпийском сезоне за спиной Трусовой вновь будут стоять люди из команды Тутберидзе. Они прекрасно знают ее возможности, физиологию, понимают, как нужно готовить и подводить к пику формы. Нужно просто подготовить грамотный план, поставить сбалансированные программы, четко их накатать. Тогда Олимпиада никуда не денется.
0
0
0

Ещё Фигурное катание

Не пропустите

Новости