«Сначала все это казалось авантюрой». Морозов и Тарасова — о переходе к Тутберидзе

Игорь Барышев
Евгения Тарасова и Владимир Морозов Dmitry Golubovich / Global Look Press / www.globallookpress.com
Первые впечатления пары.
В своем первом интервью после перехода в группу к Этери Тутберидзе российские фигуристы Евгения Тарасова и Владимир Морозов рассказали о:
— непростом сезоне,
— карантине из-за коронавируса,
— триумфе на чемпионате России,
— катастрофе на мировом турнире в Стокгольме,
— а также раскрыли подробности своей работы в «Хрустальном».
Мы собрали самое интересное из интервью пары Первому каналу.

Карантин

Перед началом сезона Тарасова и Морозов были вынуждены провести несколько месяцев на вынужденном карантине из-за коронавируса.
Евгения Тарасова: Первую неделю все было прекрасно: сидишь дома, спишь сколько хочешь. Тем более, карантин совпал с отпуском. Через неделю все стало надоедать, хотелось куда-то выйти, подвигаться, подышать свежим воздухом. Через две недели начали сходить с ума.
Владимир Морозов: Мы просидели дома 2,5 месяца. Ждали, когда нас пустят на лед и начнутся на тренировки. Мне это очень не нравилось, казалось, что мы просто теряем время. Успокоился немного только тогда, когда кто-то сказал: «Надо ценить это время. Когда еще будет столько свободного времени?» В итоге вышли на лед только в июне 2020 года.
Пара должна была отправиться в США, чтобы начать там подготовительный период, но возникли проблемы с допуском в страну.
В.М.: Нас не пустили в США с туристической визой. Просто развернули в Шереметьево. После этого было очень много звонков в консульство, попали в Америку только в начале июля. Начали ставить там программы. Из-за того, что была уже середина лета, и было понятно, что две программы поставить мы не успеем, решили ставить только короткую программу.
Первоначальный план был такой — возвращаемся из Америки в Москву и едем выступать на два старта. Но мы вернулись, и я сразу заболел коронавирусом.
Е.Т.: Вышли только в Казани, на этапе Кубка России. После этого заболела уже я. Получается, оба мы восстановились только к чемпионату России.

Чемпионат России

Все эти сложности не помешали паре отлично выступить на чемпионате России, который она триумфально выиграла.
В.М.: Мы были готовы. Не супер, все-таки 3 недели готовились, но были готовы. На тренировках все отлетало от зубов. Это дало уверенность. Отлично прокатали короткую программу, в произвольной случилась всего одна ошибка — падение Евгении. Это был самый слабый элемент у нас, вот он и сыграл.
Сильно ли нервничал Траньков из-за того, что остался нашим единственным тренером? Он был один лишь физически. Марина Зуева каждый день на связи, всегда звонила и давала советы. Это все равно помогало. Это уже не первый его сезон, он учится. Не могу сказать, что он сильно нервничал, мы спокойно откатали программу.

Чемпионат мира

К сожалению, на чемпионате мира в Стокгольме пара выступила неудачно, что признают и сами фигуристы.
В.М.: Где тонко, там и рвется. Ты это чувствуешь, и именно там и вылезают ошибки.
Е.Т.: Много факторов сыграло свою роль: большое желание, ошибки на тренировках во время подготовки, все это сыграло со мной злую шутку. На мой взгляд, больше всего помешало волнение. Чем ответственнее старт, тем чаще ты начинаешь искать, как бы лучше сделать, а когда пытаешься сделать еще лучше, чем ты умеешь, то начинаешь ошибаться. Это уже психология. По технике все было идеально, об этом нам говорил и Траньков.
В.М.: Дело не только в психологии. Конечно, мы тренируем элементы каждый день и по несколько раз. Но случилась явная техническая ошибка, которую я потом показал Жене. И она произошла не только из-за того, что это был чемпионат мира.
Первые эмоции после ЧМ? Первые дни — полное опустошение. Ты сидишь в «пузыре», никуда не выйти, не развеяться. Придавило прессом. Было тяжело внутренне. Все-таки сезон был неплохой: были и болезни, и проблемы, но были и победы. Все шло по восходящей, но в последний момент что-то внутри оборвалось.
Е.Т.: Расстройство, обида на саму себя. Подавленное состояние. Больше всего хотелось выйти из этого «пузыря» и от всего отвлечься. Серьезно ли я думала, что можно закончить? Нет, просто все были очень расстроены. Когда мы смогли поговорить, я поняла, что таких мыслей нет ни у кого.
В.М.: За два дня все остыли, поняли, что надо двигаться дальше, нельзя сдаваться и опускать руки.

Переход к Тутберидзе

По словам фигуристов, переход в группу к Этери Тутберидзе стал неожиданностью не только для них самих, но и для самого тренера.
В.М.: Нас пригласили в шоу Этери Георгиевны еще до чемпионата мира — в тур по нескольким городам. Свой старый показательный номер мы возили два сезона, закатали его до дыр. В Стокгольме мы договорились с Даниилом Глейхенгаузом, что он подготовит для нас новую показательную программу. Единственный момент — у нас в Москве не было своего льда, тренироваться нам было негде, где-то все время перебивались. Поэтому получилось так, что ставили новую показательную программу здесь, в «Хрустальном». Здесь же начали и тренироваться. Много обсуждали с Максимом, где дальше кататься. Это была действительно проблема для нас. Пришла мысль — попроситься в группе к Этери Георгиевне, чтобы она нам помогла как главный тренер, дала лед и возможность готовиться в Москве.
Е.Т.: Подошли к ней вместе перед началом первого шоу. Конечно, были сомнения, страх, что она ответит. Но обрадовала ее реакция, то, как она восприняла этот вопрос и как ответила.
В.М.: Помню, Тутберидзе была сначала не готова, спросила: «А с чего вдруг?» Но сказала, что хочет помочь. Начались обсуждения, как это сделать. Какие-то детали до сих пор обсуждаем. На тот момент это было авантюрой.   
Но это наш осознанный выбор, нам очень нравится, как она подходит к тренировкам и как здесь все устроено. Мы видим здесь хорошую перспективу для себя.
Главные ожидания от этого сотрудничества? Этери Георгиевна поможет нам в тех местах, где у нас есть проблемы, сбои. Локализует их. Ждем результата, сами будем отдаваться по максимуму.
Фигуристы также рассказали, кто из тренеров за что теперь отвечает, а также личными впечатлениями от работы с Этери Тутберидзе.
В.М.: Нет такого, что отвечает кто-то один. Здесь работает команда и каждый вкладывается в своего спортсмена. С нами точно будет Максим, он отвечает за парные элементы. Как работается с Этери Георгиевной? Все это сказки и слухи, что рассказывают про Тутберидзе, ее характер и манеру общения. За этот месяц мы в этом полностью убедились.
Е.Т.: Видя как она общается на тех же шоу, как заботится о девочках, ты кардинально меняешь свое отношение к ней. Можно сказать, наш мир перевернулся.
Напомним, что Евгения Тарасова и Владимир Морозов — серебряные призеры Олимпийских игр 2018 года в командных соревнованиях.

Ещё Фигурное катание

Не пропустите

Новости