Косторная уничтожает себя. Возвращение к Тутберидзе — единственный шанс выкарабкаться

Владислав Жуков
Алена Косторная Joosep Martinson / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.com
Владислав Жуков — о том, что такое боль.
Про летний переход Алены Косторной к Евгению Плющенко я знал примерно за неделю до объявления. Тянул-тянул, а потом Этери Георгиевна решила урвать эксклюзив и выложить все у себя в Instagram. Наверное, более фееричного журналистского поражения в природе уже не будет. Можете начинать смеяться, я подожду.
Ну как, все?
Ладно, продолжаю. Вместе с новостью о трансфере цельных семь дней вынашивал в голове колонку. Искал мысль с таким усердием, с каким шахтеры не долбят уголь на глубине тысячи метров, а простые мужики мизинцем не толкут серу в ушах. По иронии судьбы в итоговый текст та самая «мысль» так и не попала, но сейчас совершенно очевидно, что именно в ней была вся суть происходящего, так что позволю себе ее притащить. Речь, собственно, об этом:
«Примерно месяц назад Косторная собственноручно завела таймер. Еще два сезона с Олимпиадой-2022 в Пекине и все, прощай, фигурное катание, здравствуй, мединститут и нейрохирургия. В прежних условиях в этот путь она пошла бы на своих двоих, теперь же перед ней выгрузили люксовое авто и отдали ключи. Как распорядиться всем этим — решать ей. От знающих людей слышал, что Алена совсем не из тех, кто бросает все на полпути. Но когда у тебя в руках так много всего, велик соблазн, что называется, уехать в Вегас и увязнуть в нем по самые уши.
Верю, что этого не будет. Хотя на самом деле скорее надеюсь.
Надеюсь, что на пути к бесконечным победам она резко не выключит таймер и не захочет свернуть с хайвэя. А посадивший ее за руль Плющенко, если вдруг это произойдет, будет рядом и поможет выжать стоп. Потому что во всех иных раскладах очень легко обнаружить себя на границе того самого мира идиотов, где скульптуры лепят, чтобы разбить, а картины пишут только чтобы потом пририсовать героям член черным фломастером. Мира, который, как Дерби в Кентукки — упадочен, порочен и до одури доступен. Мира, в котором не смотрятся в зеркало, потому что его название оправдывает все.
А самое страшное — мы уже много раз наблюдали, как пересекаются его границы. В этот раз совсем не хочется».
И вот, мы приехали.
Знаете, Алена Косторная-фигуристка и Алена Косторная-человек — это, как она сама сказала на пресс-конференции финала Гран-при — 2019, личности отдельные. Каждая из них — сама в себе. По образам и мастерству Косторная-фигуристка может быть Ангелом и одновременно страстной танцоршей аргентинского танго. Может прыгать высочайший тройной аксель — явление мужской прыжковой мощи в мир маленьких женщин — и скользить тише, чем бас Джейсона Ньюстеда на And Justice for All.
Во время чемпионата Европы-2020 в Граце смотрел за тренировками наших Wonder-Women в Мини-Сарае (прошу прощения, на тренировочной арене). Стоял прямо за бортом и слушал, как в полуметре от меня сталь режет лед. У большинства получалась идеальная реклама зимней шипованной резины (не сочтите за оскорбление — у них другие таланты), но тут мимо проезжает Косторная, и ты впервые в жизни задумываешься над покупкой слухового аппарата, потому что ничего не слышно. Вообще. Кто-то стер звуковую дорожку.
Вселенная пинает твое восприятие в режиме реального времени, а ты только и можешь, что закрыть руками уши — они все равно не нужны — и смотреть, как Алена парой шагов покрывает половину катка. Такая вот магия момента.
Косторная-человек такой двойственностью, скорее всего, не обладает.
Весь ее период в «Ангелах Плющенко» был таким себе турне с молодежной поп-панк группой в стареньком трейлере. Ее сопровождал целый кортеж комфортабельных домов на колесах, но она не захотела изменять себе. Алена импульсивна, свободолюбива и спонтанна. Каждый день — или война, или фиеста.
Если вам по-прежнему нужен аргумент, что Алена — главная рок-звезда мировой фигурки, то я уже не знаю. У нее даже конь по кличке Рок-энд-Рол был, что ж вам еще надо-то?
У каждой уважающей себя рок-звезды должен быть мощный бэкграунд из всякой всячины. Что-то вроде входного билета в клуб Live Fast Die Young — место тусовки для избранных. Оставьте свои гитары и барабаны на входе — они вам не понадобятся, заберете, когда будете уходить. Чтобы попасть туда, Led Zeppelin крушили номера чуть ли не во всех отелях и почти всегда выступали пьяными. Майкл Джексон осветлил кожу и построил личный парк аттракционов, где было все — от американских горок до обвинений в педофилии. Оззи Осборн съел летучую мышь и тут же стал наместником Сатаны.
Алена свой билет получила прошлым летом. Сейчас же зашла пролонгировать клубное членство на пожизненное.
Проблема в одном — на наших глазах звезда превращается в белого карлика. Она слишком быстро прошла все стадии цикла и оказалась на границе пропасти. Травмы, проблемы со здоровьем, плохая физическая форма, разобранность, неорганизованность, метания с программами и неразбериха с тренерами — между всем этим впихнуть шансы хоть на какой-нибудь титул ну никак не получается. Для этого просто нет места.
Оказавшись в клубе, Алена не устояла. И с ней, к сожалению, не нашлось непьющего друга, который силой вывел бы ее на улицу, потому что завтра на работу/репетицию/тренировку/постановку очередной программы по Zoom. Ее побег из «Ангелов Плющенко» (но не от самого Плющенко, это важно) — паника и отчаяние. Кого конкретно — Косторной-фигуристки или Косторной-человека — разобрать сложно. Но точно не рок-звезды. Мы все восхищались ее нахальством и бунтарским духом, но в этом решении — не новый альбом Pink. В нем ужас 17-летней девушки, в которую на полном ходу, слепя фарами, летит грузовик.
Скорее всего, она осознает, что уже переступила границы этого мира идиотов и находится в большой опасности. Никто, кроме Тутберидзе, ей сейчас не поможет. Уверен, остальные такую ответственность на себя просто не возьмут.
Прямо сейчас в руках Этери Георгиевны лежит не спортивная карьера Косторной, а нить ее судьбы. И ножницы. Возвращение в «Хрустальный» в первую очередь даст Алене возможность прийти в чувство и вспомнить, зачем она в четыре года встала на коньки. Дальше все должно пойти в гору само собой. Но если ножницы пойдут в ход…
Тогда Косторная дала свой последний концерт в Граце. Там она эффектно прыгала и красиво скользила. Через несколько лет об этом вспомнят только фанаты фигурки и кучка смотревших вживую европейцев. И получается, что звезда, достойная аншлага на «Уэмбли», потухла в Большом Сарае (прошу прощения, основной арене) на отшибе австрийской провинции с временными трибунами на пару-тройку тысяч человек.
Это самое грустное, что я когда-либо писал.
0
0
0

Ещё Фигурное катание

Не пропустите

Новости