Неожиданная встреча с Коби и автограф в загранпаспорте. Год без легенды баскетбола

Александр Номс
Фото: Scott Halleran / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.com Getty Images
26 января 2020 года в Калифорнии разбился вертолет, на борту которого находились 9 человек, в числе которых пятикратный чемпион НБА Коби Брайант и его 13-летняя дочь Джианна. С момента трагедии прошел год, а кажется, как будто целая жизнь…
***
Игорь Барышев: Эта история случилась в 2010-м, когда мечта вживую увидеть матч НБА была настолько сильна, что привела меня в студеный январский Нью-Йорк, где «Лейкерс» Коби играли с «Никс». Рядовая игра для американцев (за исключением некоторых рьяных селебрити, которые постоянно шизят за «Никс»), для меня, тогда только окончившего институт, была событием, о котором я с восторгом вспоминаю до сих пор. И, конечно, вспоминал о нем ровно год назад, когда Коби не стало…
Готовиться к поездке в Штаты я начал за год до матча, на который в итоге попал. На самом деле забавно, что летел на другой конец земного шара я не ради того, чтобы увидеть игру Брайанта - точнее, не только ради этого. Помониторив цены на билеты на игры «больших» команд, пришел к неутешительному выводу: это либо космические цены, либо билеты просто не достать. На всякий случай, доллар в 2009-2010 годах стоил в районе 30 рублей, но для вчерашнего студента и это были деньги, да еще какие. Спасением стал гостеприимный «Никс», где как на футбольную «Барселону» - при желании и усердии может попасть любой глор-турист. Вот таким глор-туристом оказался и я, купив жарким августовским днем 2009-го заветный тикет на матч НБА «Нью-Йорк Никс» - «Лос-Анджелес Лейкерс». Цена вопроса - 300 долларов. Как потом оказалось, попасть на бродвейский мюзикл стоило дороже.
Ну а дальше покупка авиабилетов, бронирование жилья в Бруклине, очередь на Новинском бульваре в американское посольство и вот она - трехлетняя, многократная виза, открывшая путь в лучшую лигу мира. Увидев в загранпаспорте зеленовато-розовую визу с изображением Капитолия и монументом Линкольну, немного почувствовал себя Андреем Кириленко.
А я помнил и в душе надеялся, что Коби повторит свою великую игру, когда 2 февраля 2009 года он набрал в матче с «Никс» 61 очко и установил рекорд «Мэдисон сквер гарден» по набранным очкам.
***
В тот вечер, 22 января 2010 года, Коби был великолепен. «Лейкерс», которые на всех парах неслись ко второму подряд чемпионству, привезли итоговые «+10» «Нью-Йорку» (115:105).
Особенно круто команда Фила Джексона (еще один кумир по ламповой НБА 90-х!) смотрелась в последней четверти. Коби организовал настоящий ураган на площадке. Сидя на верхнем ярусе одной из центральных трибун, я видел, как он появлялся везде, где только можно. Если бы мяч после отскока каким-то образом оказался на моей трибуне - уверен, Черная мамба был бы там через секунду! Брайант отыграл на паркете чуть больше 42 минут. Это при 48-ми чистого игрового времени. Никто в «Лейкерс» столько не провел на площадке, а у «Нью-Йорка» всего два человека отыграли на несколько секунд дольше, чем 31-летний Коби. Это была фантастика! Честно, я не помню, кто тогда стал лучшим игроком матча, но для меня это был, конечно, Коби Брайант. И он остался им навсегда. Хотя крутых игроков в тех составах хватало: в «Лейкерс», помимо Коби, играли Пау Газоль и Ламар Одом, в «Никс» - совсем молодые тогда, Данило Галлинари и Нэйт Робинсон (тот самый, который в прошлом году вышел на боксерский ринг и улетел в жесткий нокаут в первом же бою с блогером Полом Джейком). Коби не показал каких-то суперцифр по статистике за матч, не сделал даже дабл-дабл - вполне себе рабочие 27 очков, 5 подборов и 6 ассистов. Но одно присутствие его на площадке - это магия.
Когда матч закончился, и игроки попрощались друг с другом и со зрителями - я еще долго оставался на трибуне, не представляя, когда еще окажусь на MSG и вообще на матче НБА. Жизнь решила не тянуть с ответом. Совершенно неожиданно для себя я вышел в фойе арены и подошел к активной группке фанатов «Никс», которые допивали за столиками пиво. Узнав у них, где обычно встречают игроков после матча, я пошел туда, совершенно не рассчитывая на чудо. Но оно произошло!
После 40 минут ожидания на промозглом нью-йоркском воздухе я своими глазами увидел, как абсолютно буднично из дверей вышел Коби. С огромной спортивной сумкой на колесиках и кроссами в руках, в которых он провел матч. Ни секунды не сомневаясь, подошел к какому-то парнишке и отдал ему эти кроссовки, затем начал спокойно раздавать автографы. Мой мозг в эти секунды начал лихорадочно соображать, на чем же будет расписываться легенда мирового баскетбола. И, конечно, ничего лучше он не придумал, как подсунуть легенде свой российский загранпаспорт, открытый на странице с американской визой! До этого расписывавшийся без остановки Коби, увидев на чем ему придется черкнуть подпись, посмотрел на меня и спросил: «Dude, a u kidding me?» («Чувак, ты прикалываешься?»). Я просто ответил: «Kobe, I’m from Russia» («Коби, я из России»). На этом вопрос был закрыт, и я получил размашистый автограф Коби Брайанта прямо на странице с американской визой.
Когда улетал обратно в Россию, вопрос у американских погранцов был только один - чья эта подпись на визе? «Коби Брайанта» - отвечал я. «Почему нет цифры 24?», - спросил меня американский офицер со строгой чекистской улыбкой. «Спешил», - пошутил я…
В России мою трехлетнюю американскую визу, конечно, аннулировали, а меня внесли в какой-то лист сомнительных фриков, и о матчах НБА я на несколько лет мог забыть. Снова побывать вживую на игре в Америке я смог уже после того, как Коби завершил карьеру. Но такого яркого воспоминания, связанного с баскетболом, как та неожиданная встреча с Брайантом после игры в Нью-Йорке, у меня до сих пор нет.
Коби, ты лучший! Спасибо тебе за всё.
Александр Номс: Мое знакомство с Коби произошло в сезоне 2007/08. Тогда, конечно, ни о каком интернете не могло идти речи. Одним из немногих источников получения информации был телевизор с 8-10 каналами. Я жил +1 час к московскому времени и перед школой всегда удавалось посмотреть 2-3 четверти НБА по единственному спортивному каналу. Мне сразу же приглянулся «Финикс», с ран-н-ганом Майка Д’Антони, ювелирными передачами Стива Нэша и зубодробительными данками Амаре Стаудемайра. Они громили соперников даже не замечая их, но один всегда выделялся. Не важно, какой был счет на табло и кто был на паркете. В проходе, сверху, трехочковый: он продолжал набирать очки. «Да кто ты такой?», — подумал я. Это был Коби. 
Так сложилось, что для меня Брайнт всегда был на противоположной стороне. Сначала противостояние с «Финиксом», потому что они постоянно встречались в плей-офф. В финалах 2008 и 2010 годов «Бостон» тоже был ближе по духу. Я не видел, как он начинал в НБА. Могу только представить, как они с Филом Джексоном и Шакилом повлияли на баскетбол в начале нового века. Я знаю Брайнта только под 24-м номером. Но все это не помешало ему повлиять на меня.
Коби запомнился тем, что он был единственным игроком (в 21-м веке), кто каждый раз, выходя на паркет, доказывал, что один в поле воин. Да, есть Леброн, но он делает это в связи с обстоятельствами. Коби это было не нужно, он был таким по своей природе. И самый результативный матч в новейшей истории баскетбола тому подтверждение (22 января 2006 года Коби Брайнт набрал 81 очко в матче против «Торонто»). Даже если бы с ним одновременно на паркете было 4 лучших игрока планеты — он продолжал бы брать инициативу на себя. Неудивительно, что чаще всех MVP Матча Всех Звезд становился именно Брайнт.
Коби поражал характером и уверенностью в себе. Он вынудил О’Нила уйти, а не наоборот. Он заставил Дуайта Ховарда оставить все нервные клетки в Лос-Анджелесе и сбежать в «Хьюстон». Шак выиграл титул без Коби? Коби выиграет без Шака два. Чего стоит последняя игра в карьере.
— Я попросил его набрать 50 очков, а этот засранец набрал 60, — сказал Шакил О’Нил после прощального матча Коби.
Я начал симпатизировать Брайнту в последнем сезоне, а еще больше уже после завершения карьеры, осознавая, как много он сделал для людей своим существованием.
В сезоне 2015/16, который стал для Коби последним, в «Лейкерс» были очень молодые игроки, которым нужен был наставник, и Коби стал им. Когда я вспоминаю его последнюю игру, то у меня перед глазами не проходы и трешки, а объятия с юными баскетболистами после прощального ассиста. Объятия, в которых, как хочется верить, Коби передал все то, что умел и знал — им.
Многие профессиональные спортсмены после завершения карьеры теряют себя, тратят все заработанные деньги и становятся непонятно кем. Но Коби продолжал быть лучшим в том, чем занимался и после ухода из спорта. Это, безусловно, вызывало уважение. Он получил «Оскар» с первого раза, начал серьезно изучать инвестиции и преуспевать в этом. От всего этого боль от его утраты была еще сильнее.
Коби на протяжении всей карьеры выделялся на фоне других баскетболистов. Он не был звездой в рамках одной лиги или команды. Он был личностью мирового уровня, о которой знали и говорили даже те, кто не разбирался в баскетболе. И даже его смерть обсуждал весь мир... он ушел так быстро, но ярко, как будто забросил победный мяч с сиреной. У каждого внутри останутся ощущения и кадры из памяти того дня. Каждый будет помнить, где и при каких обстоятельствах узнал о его гибели.
Для меня Коби стал одним из примеров того, каким должен быть спортсмен, мужчина, отец, бизнесмен. Он показал, что преграды — это стереотип, который нужно рушить. Доказал, что нет предела совершенству. Очень многое хочется сказать, но так трудно. Покойся с миром, Мамба. Спасибо за все...
0
0
0

Ещё НБА

Ещё Баскетбол

Не пропустите

Новости